Minval.info

XƏBƏR LENTİ

2021/04/15 12:41
2021/04/15 12:31
2021/04/15 12:29
2021/04/15 12:27
2021/04/15 12:26
2021/04/15 12:24
2021/04/15 12:23
2021/04/15 12:21
2021/04/15 12:12
2021/04/15 12:05
2021/04/15 11:26minval.az-video
2021/04/15 11:25
2021/04/15 11:21
2021/04/15 11:20
2021/04/15 11:13
2021/04/14 14:35minval.az-photo
2021/04/14 14:34
2021/04/14 14:20
2021/04/14 14:18
2021/04/14 14:12minval.az-photo
2021/04/14 14:09
2021/04/14 14:08
2021/04/14 14:06
2021/04/14 14:03
2021/04/14 12:52
2021/04/14 12:51
2021/04/14 12:50
2021/04/14 12:46
2021/04/14 12:14
2021/04/14 12:12
2021/04/14 11:46
2021/04/13 14:45
2021/04/13 14:41
2021/04/13 14:32
2021/04/13 14:23
2021/04/13 14:18
2021/04/13 14:13
2021/04/13 12:53
2021/04/13 12:52
2021/04/13 12:42
2021/04/13 12:28
2021/04/13 12:27
2021/04/13 12:21
2021/04/13 11:47minval.az-video
2021/04/13 11:44
2021/04/13 11:40
2021/04/13 11:38
2021/04/13 11:35
2021/04/13 10:13
2021/04/13 10:11
2021/04/12 17:37
2021/04/09 13:26
2021/04/09 12:41
2021/04/09 12:40
2021/04/09 12:36

Турция: «ход конем» в Донбассе

Переговоры президентов Турции и Украины Реджепа Тайипа Эрдогана и Владимира Зеленского в Стамбуле вполне могут оказаться «рубежной точкой» нынешнего витка напряженности вокруг востока Украины. Напомним: в ходе встречи президент Турции четко и недвусмысленно поддержал Украину. Эрдоган подтвердил, что Турция не признает аннексию Крыма: «Мы так же решительно защищаем территориальную целостность Украины и суверенитет Турции. Мы еще раз подтвердили наше принципиальное решение не признавать аннексию Крыма», — цитируют его информагентства. Анкара также поддержала «Крымскую платформу» — проект Киева по реинтеграции полуострова. «Надеемся, что эта инициатива принесет положительные результаты для всех народов Крыма, включая крымских татар, и Украины» — отметил глава Турецкой Республики. Также Эрдоган высказался в поддержку членства Украины в НАТО. И хотя вместе с тем высказался президент Турции за разрешение кризиса на Донбассе мирным путем, сути дела это не меняет: Турция четко и решительно поддержала Украину. Вряд ли имеет смысл напоминать, что отправился Зеленский в Стамбул на фоне беспрецедентного взлета напряженности. В Белом доме официально заявили: «США чрезвычайно обеспокоены недавно возросшей российской агрессией в восточной Украине, включая передвижения российских войск у украинской границы. Россия сейчас сосредоточила больше войск на границе с Украиной, чем когда-либо, начиная с 2014 года». О войне открыто говорят и в Кремле, правда, обвиняя во всем Киев. Уже в воскресенье по этому поводу высказался пресс-секретарь президента РФ Дмитрий Песков: "Рядом с нами страна, в которой, мы не исключаем, что руководство опять посчитает возможным решать внутреннюю проблему силовыми методами. Опасно ли это для нас? Конечно опасно. Должны ли мы принимать меры для обеспечения своей безопасности? Должны. Вот мы это и делаем». Не станем подробно напоминать господину Пескову про псковских десантников, «Бук», который точно не продается «в любом военторге», сержанта Агеева и прочих «ихтамнетов». Просто если проблема, как уверяет Песков, для Киева «внутренняя», и это никоим образом не агрессия России, то почему вообще Москва посчитала себя вправе вмешиваться? Еще раньше вице-премьер, министр по вопросам временно оккупированных территорий Украины Алексей Резников заверил: в Киеве не собираются насильно освобождать украинские территории в Донбассе и повторять там ситуацию, похожую на трагедию в боснийской Сребренице. Так он ответил на заявление вице-премьера РФ Дмитрия Козака, что Россия будет вынуждена встать на защиту своих граждан, проживающих в Донбассе, если ситуация там станет развиваться по сценарию резни в Сребренице. Здесь, конечно, надо бы напомнить, что резню в Сребренице устроили союзники России — боснийские сербы, которые пытались реализовать на Балканах тот же сепаратистский сценарий, который имел место и в Карабахе со стороны другого форпоста России — Армении, и в Сухуми, и в Цхинвали, и в Приднестровье, и теперь повторяется на Донбассе. А еще — отметить, что в июле 2015 года именно Россия наложила вето на резолюцию СБ ООН, где резня боснийских мусульман в Сребренице признавалась актом геноцида. Только вот есть и еще одно «прочтение». Сребреница во время боснийской войны была объявлена «безопасным анклавом», и ее охраняли голландские миротворцы ООН. Которые, однако, просто сбежали и бросили жителей города на произвол судьбы, когда сербские «ополченцы» начали вооруженную атаку. И сегодня настойчивое возвращение Москвы к далеко не выгодной для нее теме Сребреницы может иметь и такой «подтекст»: Европа в случае реальной войны никого не защитит. Но теперь в игру вступает Турция, и это меняет расклад сил. Анкара уже поставляет Украине оружие, в том числе ударные БПЛА «Байрактар» доказавшие свою эффективность против многих образов российского оружия. Наконец, у Турции есть и такой инструмент, как проливы Босфор и Дарданеллы. Стамбульский канал и споры, будет ли распространяться на него конвенция Монтре — это пока еще вопрос будущего. Но, как отмечают украинские же эксперты, уже в рамках конвенции Монтре Турция может не только перекрыть Босфор, скажем, для ВМС России, что в случае с черноморской Украиной не играет особой роли, но и ПРОПУСТИТЬ в Черное море корабли «нечерноморских» стран — то есть государств НАТО. Переброска кораблей ВМФ России из Каспийского моря в Черное — показательный на этом фоне факт. Но самое главное, у переговоров в Стамбуле есть и, если угодно, «эмоциональное» прочтение. Поддержку Украины со стороны Европы и даже США в Кремле, скажем так, не склонны переоценивать, особенно на фоне собственной агрессии против Грузии в августе 2008 года. И уверены: дальше заявлений и «демонстративных» санкций дело не пойдет. Но вот Турция — это не слабонервная Европа. Здесь умеют повышать ставки и оказывать своим союзникам реальную поддержку. Достаточно вспомнить и Карабах, и Сирию, и Ливию. Вспыхнувшая в российском телеэфире «информационная война» против туристического сектора Турции, разговоры о том, что надо бы закрыть с ней авиасообщение, и «страшилки», будто бы именно оттуда в РФ вносятся новые штаммы коронавируса, слишком уж похожи на проявление глубокой досады и попытку хоть как-то ответить на геополитическое поражение. А тогда уже выбор у Москвы невелик. Или продолжать «игру на обострение», понимая, что ставки возросли, риски тоже, и события, как и в Карабахе, вполне могут пойти не по тому сценарию, который «нарисовали» в «Арбатском военном округе», или «свернуть» подготовку к войне и дать команду российским пропагандистам доказывать всем и вся, что Россия ну до ужаса напугала «дядей в пробковых шлемах», и они вынуждены были отказаться от своих планов развязать войну на Донбассе. Но, как бы ни стали развиваться события на востоке Украины теперь, Анкара после Карабаха еще раз доказала свой статус влиятельной региональной державы, чье политическое присутствие ощущается уже и в тех странах, где Москва уж точно не планировала столкнуться с «жесткой игрой» Анкары. И это только начало. Нурани, обозреватель

Турция на «Черном континенте» уверенно теснит Францию

Франция стремительно теряет популярность и влияние в Африке, и ей «наступает на пятки»  Турция. Такой вывод многие эксперты сделали из результатов традиционного опроса «Africaleads 2021». Этот опрос охватывает около 2400 человек, среди которых есть политики, бизнесмены, представители творческой интеллигенции и интеллектуальной элиты. Среди прочего, «опинион-мейкерам» предлагалось назвать и неафриканские страны, обладающие, по их мнению, лучшим имиджем. В 2019 году Франция заняла в этом опросе пятое место, набрав 21% голосов. На следующий год она оказалась уже шестой с 20% голосов, уступив Великобритании. В нынешнем году у Парижа в активе 17% и 7 место. Да, Франция еще опережает Турцию с ее 15%, но аналитики напоминают: в прошлом году Турцию называли всего 8% опрошенных, в этом году их уже 15%. Что же касается «разбивки по регионам», то в Северной Африке, где большинство населения исповедует ислам, у Турции в активе 25% голосов,  а Франция здесь вообще не вошла в «первую пятерку». Но настоящим потрясением для многих оказались результаты Центральной Африки, которую Париж считал своей вотчиной. Здесь Турция набрала 50% голосов, в то время как у Франции их оказалось всего 16%. Для многих и в Париже, и в африканских столицах это оказалось полным шоком. Этьен Гирос, заместитель президента Французского совета инвесторов в Африке (CIAN), уже сетует: "У нас есть проблемы. Франция очень активно присутствует в Африке, у нас давние отношения, которые одновременно носят эмоциональный, культурный, военный, экономический, дипломатический характер... Мы являемся одной из ведущих стран с точки зрения помощи в целях развития, компании, которые мы представляем, достигают оборота в 60 миллиардов евро. И тем не менее наш имидж в Африке с каждым годом ухудшается. Мы должны серьезно спросить себя, почему». Можно разбирать «африканский прорыв» Турции по полочкам. Понятно, что не последнюю по важности роль в «африканской экспансии» играют успехи турецкого ВПК — африканские государства проявляют огромный интерес к броневикам, системам залпового огня и т.д. Очевидно, что Турция, которая уже входит в «двадцатку» крупнейших экономик мира, активно вкладывает инвестиции в Африканский континент, получая взамен и прибыль, и политическое влияние, организует гуманитарные акции и не пытается «учить демократии» местные правительства, предпочитая действовать при помощи «мягкой силы». Тем более понятно, что Турция воспользовалась в Африке этаким «вакуумом влияния». Если в годы «холодной войны» Запад, включая Францию, в Африке действовал четко и слаженно, пытаясь не допустить укрепления здесь позиций СССР и «восточного блока», то после падения Берлинской стены в Париже впали в этакое благодушие по принципу «никуда эта Африка не денется, а пока займемся делами поважнее». Французские эксперты и сами признаются, что их страна в последние годы действительно ослабила внимание к Африке, и привести в пример ту же Центрально-африканскую республику, где Париж, подустав от местных вооруженных «разборок», сначала согласился на «ограниченное присутствие» России, а затем удивлялся, как так получилось, что «русские, получив возможность вставить ногу в проем двери, вышибли дверь плечом». Это правда. Но не вся. Этьен Гирос, случайно или намеренно, не сказал главного. Влияние Парижа во многом базировалось и базируется на колониальном наследии. В не таком уж далеком прошлом Франция представляла собой классическую колониальную империю с обширными владениями, в том числе в Африке. Ей принадлежали Алжир, Тунис, Марокко, Сенегал, Камерун, Мали, Конго, Убанги-Шари (нынешняя ЦАР), и это еще далекое полный список. Конечно, после второй мировой войны «старушке Европе» со своими колониями пришлось прощаться, а знаменитую фразу Патриса Лумумбы: «Мы больше не ваши обезьяны!» — услышать и принять во внимание. Но дело даже не в том, что формальная независимость тем не менее давала бывшим метрополиям возможность «уйти, чтобы остаться», «сохранять традиционные связи», и Париж не был исключением, что Франция использовала, конечно, для сохранения и укрепления своего влияния в Африке самые разные инструменты, от Организации Франкофонии, инвестиций и гуманитарных акций до военных интервенций, таких, как операция «Сераль» в Мали и т.д. Во Франции не просто делали основную ставку на «традиции», не без оснований полагая, что «трехзначную» историю пребывания Франции на континенте так просто не перечеркнуть. Здесь, может, и научились выговаривать «Мали» вместо «Французский Судан», но по-прежнему смотрели н своих африканских «партнеров» свысока и предпочитали управлять, а не вникать. И не ждали, что у самих африканцев на этот счет появится собственное мнение, а бывшие колонии свою независимость воспринимают всерьез. И самое главное, на берегах Сены уж точно не были готовы к тому, что вызов на африканском поле им бросит Турция. Та самая Турция, которую в Париже пытались «ставить на место» и которую ну никак не ожидали встретить в Африке. И самое главное, никак не были готовы к тому, что Анкара уже де-факто вывела свою внешнюю политику на новый геополитический уровень, и теперь с этим придется считаться. И не только французским политикам, кстати говоря. Нурани, обозреватель 

«Обратный отсчет» для «огрызка»

Азербайджан продолжает свою наступательную стратегию в Карабахе — на сей раз в политической и дипломатической плоскости. В ближайшем будущем в Ханкенди появятся представительства азербайджанских госструктур и общественных организаций . «Скоро наш офис будет работать в Ханкенди. В настоящее время для него в городе присматривается место, — указал в своем Twitter депутат Милли Меджлиса от Ханкендинского округа, председатель Общественного объединения азербайджанской общины Карабахского региона Турал Гянджалиев. — Как депутат, представляющий всех жителей города Ханкенди вне зависимости от их этнического происхождения, я сделаю все возможное, чтобы хорошо служить им». Реакция противной стороны последовала тут же. Некая Лусине Аванесян, пресс-секретарь Араика Арутюняна, заученно затараторила: «Это очередной плод больной фантазии азербайджанской стороны, выдаваемый за реальность. С помощью таких дешевых информационных спекуляций они стремятся ввести общество в заблуждение и вызвать раздражение армянского общества». Потом заверила: такие-сякие азербайджанцы , не могут не только открыть офис в «Степанакерте» (здесь и далее кавычки наши — Ред.), но и посещать его. А потом, распалившись, заявила: «Пусть лучше думают о возвращении «наших оккупированных территорий», чтобы можно было говорить о реальных перспективах урегулирования конфликта». Мадам Аванесян можно, конечно, посоветовать зайти на сайт ООН (Карабах сегодня входит в зону покрытия азербайджанских сотовых операторов, так что мобильный интернет там уж точно есть), ознакомиться с признанными границами государств, а уже потом пытаться что-то заявлять насчет «оккупированных территорий». Посоветовать выйти на улицу Ханкенди и посмотреть, как по его улицам проезжают в Шушу азербайджанские военные колонны. А еще напомнить местные декларации времен 44-дневной войны в стиле «азербайджанская армия попала в ловушку под Джебраилом», «мы устроили азербайджанским диверсантам в окрестностях Шуши «адское ущелье»» и т.д., а затем сравнить их с недавним признанием Роберта Кочаряна, что за всю войну у армянской армии не было ни одной успешной операции. Только вот есть еще одна, если угодно, «невидимая» сторона истерики сепаратистов по поводу заявления Гянджалиева. А вот тут нужны подробности. «Твит» депутата Милли Меджлиса от Ханкендинского округа, кроме всего прочего, еще и напомнил жителям «огрызка» нынешние реалии. Азербайджан, победив в 44-дневной войне, не просто освободил от армянской оккупации равнинный и часть нагорного Карабаха, включая его исторический центр — Шушу. Наша страна еще и подвела черту под самим проектом «миацума», отправив в архив, а точнее, на свалку, все разговоры и проекты по поводу вожделенного «статуса Карабаха». Так что появление в Ханкенди азербайджанских офисов — вопрос времени, причем не такого уж продолжительного. Причем это подтверждает не только «твит» Гянджалиева, но и даже возмущенное послание Наиры Багдасарян, главного редактора 1aitv.ru, которую такие-сякие российские миротворцы не пропустили в Карабах — не считая вполне официальных заявлений Действующего председателя  ОБСЕ и посредников из Минской группы, где даже полунамеком не упоминаются переговоры о статусе Карабаха. Вопрос закрыт и более не находится в повестке дня. Но вот в Армении даже после собственного военного разгрома далеко не все готовы смириться с поражением. И если одни после 30 лет оболванивания просто не готовы принять крах «миацума» на эмоциональном уровне, то другие явно рассчитывают «запустить» претензии к Азербайджану по новому кругу, используя «огрызок» в качестве плацдарма. Заявления главы МИД Армении Ара Айвазяна на тему «будущего статуса» Карабаха и его намеки на повторную оккупацию ныне освобожденных территорий — пример показательный и не единственный. Более того, в эту авантюру уже готовы втянуться персоны вроде Араика Арутюняна и его «ближнего круга», которые прекрасно понимают, что если права рядовых граждан Азербайджана армянской национальности будут гарантированы и соблюдены, то вот им, соучастникам конкретных преступлений, рассчитывать не на что. Отсюда —и град заявлений, и провокации, и неумные фейки вроде «азербайджанцы ночью пробрались к памятнику и написали на табличках «Азербайджан»», причем на прилагаемых фотографиях слово Азербайджан написано с грамматическими ошибками. А тогда уже становится понятно, что по сути дела для жителей «огрызка» включился «обратный отсчет». Где бояться надо не азербайджанцев, а того, что ереванские провокаторы и ханкендинские марионетки все же доведут дело до новой войны. К которой, кстати говоря, Азербайджан готов. Нурани, обозреватель