Bahar Muradova: “Komitədə mütləq kadr dəyişikliyi etmək kimi məqsədimiz yoxdur”

“Əgər nöqsanlar varsa, o nöqsanlar aradan qaldırılmalıdır, yaxşı cəhət nə varsa, davam etdirilməlidir”

Azərbaycan Respublikasının Ailə, Qadın və Uşaq Problemləri üzrə Dövlət Komitəsinin sədri Bahar Muradova Musavat.com-a geniş müsahibə verib. Milli Məclisin sabiq vitse-spikeri pandemiya dövrünə təsadüf edən təyinatı, rəhbərlik etdiyi komitənin fəaliyyəti, parlamentin yeni tərkibi, həmçinin şəxsi həyatı və fəaliyyəti ilə bağlı suallarımızı səmimi cavablandırıb. Müsahibəni təqdim edirik:

– Bahar xanım, karantin günlərində iş qrafikiniz necədir? Siz də “Evdə qal” kampaniyasına əməl etməli olursunuz?

– Bəli. Biz rəsmi evə göndərilmişik. Əmək haqqı ödənilməklə məzuniyyətdəyik – ayın 29-na kimi. Amma bununla belə, evdəki mövcud imkanlardan istifadə edərək işlərlə məşğul olmağa çalışırıq. Nə qədər alınır, onu yekunda dəyərləndirmək olar.

– Sizcə, bu, yaxşıdır, yoxsa pis? Axı yenicə vəzifəyə təyin olunmuşdunuz, heç iki ay da deyil və evdə qalmalı olmusunuz…

– (Gülür). Neçə illərdir davamlı olaraq gününün daha cox hissəsini işdə kecirən biri kimi bu qədər evdə qalmaq həm psixoloji, həm də fiziki cəhətdən çətindir. Bir də ki yeni təyinatla bağlı vəziyyət məsələlərə ətraflı yanaşmanı tələb edir. Hazırda belə imkanlar da məhduddur. Ona görə bunu yalnız işləməyə səy göstərmək kimi adlandırmaq mümkündür. Amma koronavirus pandemiyası olmasaydı, əlbəttə ki, biz daha çevik, daha dinamik şəkildə komitənin səlahiyyətləri çərçivəsində olan məsələlərlə məşğul ola bilərdik. Hələlik bunu təhlil, analiz, vəziyyəti öyrənmək və müəyyən araşdırmalar aparmaq üçün yaxşı bir fürsət kimi də dəyərləndirmək olar. Biz də çalışırıq belə edək.

– Sizin komitə də öz fəaliyyətini onlayn rejimdə davam etdirir?

– Bəli.

– Təyinatı aldıqdan sonra aparatın işçilərinə dəyib-toxunmadınız ki?

– Xeyr. Heç birinə də. Niyə toxunmalıyıq ki?

– Adətən yüksək vəzifəyə təyin olunanda məmur iş yerində əvvəlcə kabinetinə əl gəzdirir, təmir etdirir, kreslosunu, həmçinin komandasını dəyişir. Siz nədən başladınız?

– Mən ilk olaraq aparatın hər bir şöbəsi ilə ayrı-ayrılıqda görüş keçirdim, hər kəslə tanış oldum. Ümumi vəziyyətə dair fikir mübadiləsi apardıq. Vaxtımız ancaq buna çatdı. Daha sonra əlbəttə ki, “Evdə qal” kampaniyası başladı.

– Demək, indiki koronavirusla əlaqədar qaydalar, yaxud ölkə rəhbərinin “Heç kəsi işdən çıxarmayın” xəbərdarlığı olmasaydı, hansısa dəyişikliklər edəcəkdiniz, eləmi?

– Mütləq şəkildə dəyişiklik etmək kimi bir məqsədimiz yoxdur. Biz cənab Prezident tərəfindən tapşırılan vəzifəni səlahiyyətlərimiz çərçivəsində yerinə yetirməliyik. Ölkənin bütün regionlarında bu komitə ilə bağlı sahələrdəki durumu öyrənməliyik. Yeni, islahatlar dövrünün qarşımıza cıxardığı cağırışları nəzərə alaraq, yeni tələblərə uyğunlaşmalıyıq. Düzünü desəm, hər şeydən əvvəl uzun illər bu qurumda işləyən şəxslərin təcrübəsindən maksimum istifadə edilməsini məqsədəuyğun hesab edirəm. Əgər hansısa bir addım atmaq tələb olunacaqsa, bu, yalnız müəyyən təhlillərin nəticəsində olacaq.

– Keçmiş sədr Hicran Hüseynovanın komandası ilə çalışmaq çətin olmayacaq?

– Mənim heç bir çətinliyim yoxdur. Hamımız azərbaycanlıyıq, bu ölkənin vətəndaşıyıq, indiyə qədər müxtəlif sahələrdə işləmişik. İndi tale belə gətirib ki, bir yerdə işləməli olmuşuq. Çalışıb, bir yerdə işləmək üçün lazım olan hər şeyi etməliyik.

– Uzun illərin parlament təcrübəsi, deputat mandatı və indi məmur kreslosu… Bir diskomfort hiss etmirsiniz ki?

– Heç bir diskomfort hiss etmirəm. Mənə görə, dövlətə, xalqa, nəzərdə tutduğun, qarşına qoyduğun ideyaya, məqsədə xidmət etmək üçün harada işləməyin, harada xidmət göstərməyin bir fərqi olmamalıdır. Çalışıb sənə tapşırılan işi yüksək səviyyədə yerinə yetirməlisən, tələb olunan, gözlənilən fəaliyyəti ortaya qoymalısan. Mən harada oluramsa-olum, yalnız buna çalışıram və ona görə də heç bir diskomfort hiss etmirəm, hamısı Azərbaycana xidmətdir.

– Bəs hansı yüksək post idi: ali qanunverici orqanın sədr müavinliyi, yoxsa hazırkı vəzifə?

– Bunların ikisi də mənim seçimimin nəticəsi deyil. Mənim secimim Azərbaycana xidmətdir. Bu xidməti həyata keçirmək üçünsə uyğun siyasi xətti, Azərbaycanın başlıca sərvəti olan müasir Azərbaycan dövlətinin banisi Heydər Əliyevi siyasi lider kimi seçmişəm. Bu gün həmin siyasi xətti davam etdirən cənab prezident İlham Əliyevin ölkəmizin, xalqımızın mənafeyi naminə həyata kecirdiyi fəaliyyətə azacıq da olsa töhfə vermək mənim həyat amalımdır. Bunu hansı vəzifədə həyata kecirmək o qədər də vacib deyil. Yeni Azərbaycan Partiyasının sədri, partiya özü məni hansı vəzifədə görürsə, hansı sahədə işləməyi məqsədəuyğun hesab edirsə, mənim borcum onu ləyaqətlə, şərəflə və məsuliyyətlə yerinə yetirməkdir.

– Bahar xanım, parlamentin yeni tərkibinin, sədarətdə olanların fəaliyyətini yəqin ki, yaxından təqib edirsiniz, paralellik aparırsınız. Qənaətiniz necədir?

– Mənim hansısa bir paralellik aparmaq kimi niyyətim yoxdur. Düşünürəm ki, istənilən fəaliyyət özünəqədərkinin üzərindən həyata keçirilir. Əgər nöqsanlar varsa, o nöqsanlar aradan qaldırılmalıdır, yaxşı cəhət nə varsa, davam etdirilməlidir. Bu gün parlament rəhbərliyində təmsil olunan şəxslər neçə illər mənim parlament divarları arasında birgə fəaliyyət göstərdiyim insanlardır. Həm də şəxsiyyəti, peşəkarlığı, mövqeyi, Azərbaycana sadiqliyi və ölkə prezidentinin tutduğu xəttə sədaqətinə əmin olduğum insanlardır. Hesab edirəm ki, onlar cənab Prezidentin bütövlükdə parlamentin və bir rəhbərlik kimi onların qarşısına qoyduğu vəzifələri yüksək səviyyədə yerinə yetirmək imkanlarına malikdirlər. Keçən qısa müddət də bunu göstərir. Mən onlar başda olmaqla, bütün parlamentə, xüsusilə yeni seçilən millət vəkilləri də daxil olmaqla, bütövlükdə parlamentin işinə uğurlar arzulayıram. Bu gün hamımızdan sürətlə dəyişən zamana uyğunlaşmağı bacarmaq və öz işinə yüksək səviyyədə yanaşmaq tələb olunur. Mən düşünürəm ki, Azərbaycan parlamenti cənab Prezidentin onların qarşısına qoyduğu vəzifələrə uyğun şəkildə işini qurmaq ücün yaxşı start götürüb.

– Karantin rejiminin qaydalarına sizin yanaşmanız maraqlıdır…

– Bizim yanaşmamız karantin rejiminin koronavirusla mübarizə qaydalarına tam uyğundur. Biz əlbəttə ki, Nazirlər Kabineti yanında Operativ Qərargahın təlimatlarına, qəbul etdiyi qərarlara, cənab Prezidentin tövsiyə, tapşırıq və sərəncamlarına uyğun davranılmasını istəyirik. Çünki bu zəncir qırılmalı, nəhayət, bu proses durdurulmalıdır. Hər kəs bu işə xidmət etməli və özünün vəzifəsini yerinə yetirməlidir. Kimlərsə bu mübarizə tədbirlərinin təşkilatçılığı, kimlərsə xidmət sahələrində, təhlükəsizliyin təmin olunmasında, asayişin qorunmasında, xüsusilə də tibb işçilərimiz, həkimlərimiz müalicə prosesində və digərləri isə ondan tələb olunan sadə bir məsələyə – evdə qalmaq tələbinə əməl etməlidir. Bununla da hər kəs özünün, ailəsinin, yaxınlarının və bütün cəmiyyətin qorunmasına öz töhfəsini verməlidir. Başqa yollar axtarmağa ehtiyac yoxdur, bu yollar bəllidir. Hər kəsin davranışı necə olmalıdır, o barədə tövsiyələr var, onlara əməl etmək lazımdır. Biz də komitənin saytında, Facebook, Twitter səhifəsində bununla bağlı BMT-nin, UNİSEF-in digər beynəlxalq təşkilatların, evdə ünsiyyətdən tutmuş, ailədaxili münasibətləri pandemiya dövrünə uyğun qurmaqla bağlı tövsiyələrini yaymaqla maarifləndirici işlə məşğuluq. Hesab edirəm ki, bu, hamını əhatə etməsə də – çünki hamı Facebook istifadəçisi deyil və ucqar kəndlər, yaşlı adamlar və digərləri bu təlimlərdən uzaqda qalır – amma biz imkan daxilində insanları bura daha cox cəlb etməyə, həm boş vaxtın keçirilməsinə dəstək olmağa, həm də ki, koronavirusla mübarizə barədə təlimatların onlara çatdırılması işinə töhfə verməyə çalışırıq.

– Yazmışdınız ki, bugünlərdə həm də ev işləri ilə məşğuldunuz, hətta çörək də bişirirsiniz. Bu, yeni fəaliyyət növüdür, yoxsa əvvəllər də olub?

– (Gülür). Yox, bu, Azərbaycanın əksər qadınlarının gündəlik işidir, gündəlik fəaliyyətidir, burada qeyri-adi heç nə yoxdur. Çörək bişirməyim də birinci dəfə deyildi.

– İndi deyəcəksiniz ki, təndirdə də çörək bişirmisiniz…

– Yox, yox, təndirdə çörək bişirməmişəm, yalan deyərəm (gülür).

– Bu iş davam edir, yoxsa sadəcə, şəkil çəkdirib Facebookda paylaşmaq üçün idi?

– Yox, dietik kəpək çörəyidir, mən onu iki-üç gündən bir bişirirəm…

– Yəni qayğılarınız artıb?

– Elədir. Ailənin, işin qayğıları, bir də koronavirus dövrünün yaşatdığı mənəvi çətinliklər. Əlbəttə, asan deyil. On minlərlə insanın bu virusun qurbanı olması acı hadisələrdir və bunu elə-belə, sadəcə, seyr etmək, laqeyd qalmaq və “evdə qal”ı da tətil kimi qəbul eləmək olmaz. Bu, məcburiyyətdən atılan addımdır. Bunun mənəvi, etik tərəflərini də qətiyyən unutmaq olmaz.

– Deyək ki, nə isə lazım olur və evdən çıxıb almaq lazım gəlir. Bu işlərin öhdəsindən kim gəlir?

– Mənim evdən çıxmağa icazəm var. Həftədə bir dəfə işə baş çəkib bəzi məsələlərlə bağlı müəyyən işləri görürəm və evə lazım olanları isə özüm yolüstü alıram. Bu zaman da əlcək, maska birmənalı şəkildə olur. Hətta eynək… Gözləri də qorumaq lazımdır.

– Qızınız Nigar xanım bu vəziyyətə nə deyir?

– Qızımız onlayn dərslə məşğuldur və hər gün dərsə gedirmiş kimi, gündəlik nəzərdə tutulan dərsləri keçirlər. Geri qalmamağa çalışır və biz də nəzarət edirik ki, üzərinə düşənləri edə bilsin, dərsdən geri qalmasın.

– Həyat yoldaşınızın necə, sərbəst fəaliyyət üçün icazəsi varmı?

– Onun yaşı 65-dən yuxarı olduğuna görə biz hamımız onu qorumaqla məşğuluq (gülür).

Siyasət

Nəşr edilib: 2020/04/28 12:59

Baxış:53


XƏBƏR LENTİ

2020/07/04 11:38

2020/07/04 11:28

2020/07/04 11:03

2020/04/28 12:59

2020/07/04 10:56

2020/07/04 10:53

2020/07/03 17:26

2020/07/03 17:24

2020/07/03 17:17

2020/07/03 17:12

2020/07/03 17:05

2020/07/03 17:03

2020/07/03 15:11

2020/07/03 15:03

2020/07/03 14:49

2020/07/03 14:46

2020/07/03 14:45

2020/07/03 14:43

2020/07/03 14:41

2020/07/03 14:39

2020/07/03 14:37

2020/07/03 14:35

2020/07/03 14:29

2020/07/03 14:23

2020/07/03 14:16

2020/07/03 14:12

2020/07/03 13:33

2020/07/03 13:05

2020/07/03 13:04

2020/07/03 13:00

2020/07/03 12:58

2020/07/03 10:47

2020/07/03 10:44

2020/07/03 10:37

2020/07/03 10:32

2020/07/03 10:28

2020/07/02 20:19

2020/07/02 20:17

2020/07/02 20:07

2020/07/02 17:00

2020/07/02 16:58

2020/07/02 16:53

2020/07/02 16:27

2020/07/02 16:23

2020/07/02 16:18

2020/07/02 16:06

2020/07/02 16:05

2020/07/02 16:04

2020/07/02 15:27

2020/07/02 15:24

Каким будет «карабахское продолжение» ливийского кризиса?

В развитии событий на ливийском поле — новый драматичный виток, итоги которого власти Турции с полным правом могут записать себе в актив. Здесь в пользу Анкары разрешилось неожиданно вспыхнувшее противостояние с Парижем. А последствия этой нечаянной пробы сил могут оказаться весьма масштабам. И отразиться на расстановке сил далеко за рамками ливийской «разборки» как таковой. Расскажем по порядку. Между Анкарой и Парижем на ливийском поле «заискрило» еще 10 июня, хотя известно об этом стало неделей позже. К берегам Ливии приближался гражданский грузовой корабль-ролкер Cirkin, перевозивший оружие для сил правительства национального согласия Ливии — именно его, напомним, поддерживает Анкара. Французское военное судно вознамерилось перехватить ролкер. Тут же свое присутствие обозначил турецкий военный фрегат, который еще и «осветил» французское судно радаром. В Париже квалифицировали происшедшее как «угрозу», «преследование» и т.д., действия ВМС Турции назвали «неприемлемыми» и даже пожаловались в НАТО. Не дожидаясь, пока НАТО вынесет свой вердикт, президент Франции Эмманюэль Макрон принялся старательно повторять штампы российской пропаганды насчет мифических «джихадистов», которых Турция будто бы перебрасывает из Сирии в Ливию, обвинять Анкару в «массированном экспорте джихадистов» и т.д., показывая всеми силами, что в Париже не отступят. А в Турции тем временем озвучили свои аргументы. Министр иностранных дел Турции Мевлют Чавушоглу на совместной пресс-конференции с венгерским коллегой Петером Сийярто в Анкаре напомнил, что Франция негласно поддерживает «незаконные вооружённые формирования Халифы Хафтара»: «Париж на словах отвергает поддержку мятежников, однако по факту французское оружие закупается Объединёнными Арабскими Эмиратами и поставляется в Ливию. Париж не честен в своих действиях», — отметил глава турецкой дипломатии. После чего напомнил главное: «НАТО характеризует присутствие России в Ливии угрозой, тогда как Франция, входящая в состав Североатлантического альянса, играет на руку России на севере Африки. Франция пытается усилить присутствие России в Ливии». Напомнив по сути дела Парижу, что у Франции есть обязательства в рамках НАТО. Дальнейшие события тоже известны. Как сообщил посол Турции во Франции Исмаил Хакки Муса, «похоже, что эксперты НАТО не разделили выводы Франции. У меня была информация вчера, что (военный корабль) Courbet (ВМС Франции) покидает эту миссию НАТО». Здесь можно долго гадать, чего больше в решении французских властей — обиды на НАТО, желания хлопнуть дверью или слишком низких способностей к «командной игре» на государственном уровне. Особенно если эта игра предполагает уважение интересов Турции в ущерб планам самой Франции в Ливии. Тем более существует широчайшее поле для версий и домыслов, чего добивается, вернее, добивалась в Ливии сама Франция, поддерживая Хафтара. Важно другое. Интересы Турции столкнулись с нечестной игрой Франции как раз в то время, когда Анкара активно готовится к решающей схватке за ливийский Сирт. И в том, что эта схватка последует, сомнений мало. Да, Анкара и Москва ведут на ливийском треке активный дипломатический поиск взаимоприемлемого решения, но подписать одной рукой мирные соглашения, а другой подтолкнуть того же Хафтара к новым вооруженным авантюрам, по ходу подкинув ему оружие — «классика жанра» российской политики. Тем более что в Сирт прибывают даже баллистические ракеты. А это значит, что Турция не просто «щелкнула по носу» французов на ливийском поле, укрепила тылы и застраховала себя от «французских сюрпризов». Все куда жестче и масштабнее. Получив такой впечатляющий «отлуп», Парижу придется умерить пыл и в другой сфере — в нашумевших попытках Макрона создать «европейскую армию» в противовес НАТО. Но самое главное, Анкара изменила сам формат противостояния в Ливии, превратив его для НАТО в «командную игру», где по одну сторону линии фронта — Североатлантический альянс, а по другую — Россия. Пока речь идет только о Ливии, но как надолго это «пока» — вопрос по меньшей мере открытый. Тем более что в годы первой «холодной войны» такая вот логика «блокового противостояния» наличествовала практически во всех региональных конфликтах. И вот тут уже вопрос, как нынешние события в Ливии могут отразиться на Карабахе, стоит того, чтобы его озвучить. Вряд ли, конечно, стоило всерьез воспринимать выкладки армянских экспертов, которые не на шутку воодушевились «трениями» между Турцией и Францией в Ливии и строили грандиозные планы, как теперь Париж будет продвигать в пику Турции «армянский вопрос». Другое дело — то самое «блоковое прочтение». Где уже свою роль сыграют и военное сотрудничество Азербайджана и Турции, и та поддержка, которую Азербайджан получил в европейских институтах, и, наконец, фактический статус Армении как послушного форпоста России. И да, при таком «блоковом прочтении» у Иревана шансов выстоять еще меньше, чем у Халифы Хафтара. Нурани, политический обозреватель

«Миротворчество» по-российски: ливийские уроки для Азербайджана 

«На Ближнем Востоке идет война за нефть» — этот штамп советской пропаганды второй половины ХХ века весьма соблазнительно применить к нынешним событиям в Ливии. Напомним: еще несколько дней назад Ливийская нефтяная национальная корпорация (NOC) сообщила о возобновлении работ на крупнейшем нефтяном месторождении страны — аш-Шарара. Сырье планировали поставлять на экспортный терминал аз-Завия на средиземноморском побережье Средиземного моря — после разблокирования транспортного коридора в этом направлении. Но теперь месторождение аш-Шарара, по всей видимости, захвачено боевиками российской ЧВК «Вагнер», деятельность которой связывают с «кремлевским поваром» Пригожиным. Во всяком случае, NOC сообщила, что колонна автомобилей въехала на территорию месторождения, а прибывшие с ней эмиссары провели встречу с представителями Службы охраны нефтяных объектов. «На ливийских месторождениях нам не нужны российские и другие иностранные наемники, цель которых — прекратить добычу нефти. Нам нужны патриотические, профессиональные и независимые силы безопасности, которые будут способствовать возобновлению нефтедобычи на благо всего ливийского народа, а доходы будут распределяться справедливо и прозрачно по всей Ливии», — заявил глава NOC Мустафа Саналлы. Теоретически здесь должны следовать рассуждения насчет «возможных коммерческих интересов» или экскурс в историю, как в Сирии те же «вагнеровцы» попытались захватить нефтяное месторождение в Сирии. Но намеренно оставим в стороне подробный анализ версий, что произошло тогда в Сирии. На сей раз ставки куда выше, чем чей-то коммерческий интерес. Одновременно с появлением «вагнеровцев» на нефтяных полях Ливии Ахмида Хома, вице-спикер «парламента Ливии», действующего в Тобруке (именно от его имени воюет Халифа Хафтар), вдруг заговорил в интервью РИА «Новости» о «справедливом распределении нефтяных доходов между всеми городами и регионами Ливии» и о том, что правительство национального согласия Ливии во главе с Сарраджем (именно его признает ООН, но Хома об этом предпочел промолчать) направляет войска к Сирту именно для того, чтобы взять под контроль дороги, идущие к нефтяным полям. В те же дни правительство Саррада сообщило, что транспортные самолеты доставляют на контролируемую кремлевским фаворитом Хафтаром базу ВВС в Сирте боевиков и оружие. Таких рейсов за последнее время было не менее 11. И еще интереснее, что сообщения о захвате месторождения аш-Шарара и усиленной переброске наемников и оружия в Сирт замелькали в новостях практически сразу же после нашумевшего заявления главы МИД РФ Сергея Лаврова: по его словам, единственный способ решить конфликт в Ливии — немедленно прекратить огонь и решать вопросы на основе переговорного процесса. Любопытно, конечно, поинтересоваться, почему на Смоленской площади заговорили о мире и диалоге после того, как турецкая армия в Ливии убедительно продемонстрировала, на что способны ее боевые ударные дроны, особенно по части российских «Панцирей». Только вот ситуация, когда Лавров говорит о мире, а «вагнеровцы» захватывают нефтяное месторождение в интересах кремлевского фаворита Хафтара — хорошая информация к размышлению о сути и методах российского миротворчества. Особенно если это миротворчество разворачивается на фоне российского же силового присутствия. И появилась эта информация к размышлению  весьма своевременно — на фоне очередных попыток реанимировать разговоры об эксклюзивном российском миротворчестве в Карабахе вообще и появлении российских же «голубых касок» в Карабахе в частности. «Вагнеровцы», конечно, не миротворцы. Но в 2008 году в Цхинвали именно российские «голубые каски», которые отказывались покидать этот мятежный грузинский регион, несмотря на неоднократные решения властей Грузии об их выводе, сыграли роль детонатора «пятидневной войны», а точнее, нового витка российской агрессии против Грузии. А в Карабахе у России тоже есть свой «фаворит» в лице Армении, той самой, где РФ не просто держит в Армении свою военную базу, но и контролирует внешние границы Армении, ее инфраструктуру, энергетику, сотовую связь…Причем нет сомнений, что и на месте Азербайджана РФ желала бы видеть столь же послушное «недогосударство» с номинальной независимостью. И это еще не значит, что даже в таком случае РФ займется реальным миротворчеством, да еще в интересах Азербайджана — и подаренные Армении в двадцатые годы Зангезур и Гейча, и действия Москвы на ранних стадиях карабахского конфликта в еще существовавшем СССР, и тем более в первые годы независимости, когда в Баку по старой памяти не очень-то перечили «первопрестольной», дают здесь изрядную пищу для размышлений. И уж тем более о многом заставляет задуматься тот самый вагнеровский рейд на месторождение аш-Шарара. Вряд ли, конечно, Москву в Ливии интересует нефть сама по себе. На нынешнем фоне вряд ли можно рассчитывать, что Хафтар и его московские покровители смогут без проблем вывести  ливийское «черное золото» на мировой рынок. Но захват месторождения аш-Шарара, во-первых, призван подорвать экономический базис правительства Сарраджа. А во-вторых, там, где большая нефть, всегда большая политика. Оператором проекта "Аш-Шарара" является совместное предприятие NOC с французской Total, испанской Repsol, австрийской OMV и норвежской Equinor. А Франция накануне, напомним, весьма бойко пыталась «вставлять палки в колеса» Турции в Ливии. Разбираться пришлось на уровне НАТО. Еще один возможный «кандидат в ренегаты»— Австрия, участница российских газовых проектов. А на этом фоне «вагнеровский» рейд похож еще и на попытку «договориться» с французскими операторами проекта и его австрийскими участниками. Что уже де-факто означает признание «легитимности» Хафтара. Самое время играть в подобные игры после того, как генсек НАТО Йенс Столтенберг заявил, что страны-члены Альянса по-разному видят ситуацию, однако все они «согласны в том, что присутствие России в Ливии играет дестабилизирующую роль». И тут самое время вспомнить, как еще несколько лет назад в армянских экспертных кругах обсуждали, что лучше: нанести удар по азербайджанским нефтяным месторождениям и трубопроводам или же постараться захватить их целехонькими — пусть работают, тем более что денежки потекут в армянские карманы, и Запад тоже не будет возражать — ему-то какая разница? Это еще не доказательство для суда, что «стратегические наработки» и для армянских пропагандистов, и для «вагнеровцев» в Ливии клепали в одних и тех же кабинетах. Но уж точно повод задать вопрос, где могут обнаружиться вооруженные россияне, если кремлевское миротворчество в Карабахе станет реальностью. А просчитывать варианты надо вовремя. И желательно без розовых иллюзий. Нурани, политический обозреватель

Разве Ильхам Алиев не прав?

В раздираемой внутриполитическими склоками Армении наконец-то появилась надежда на снятие напряженности с разрушительных отношений политических антагонистов. Подмога пришла, откуда не ждали. Внешний фактор, под которым имеется в виду высказывания президента Ильхама Алиева относительно исторических оценок и сегодняшних процессов, возродил веру в консенсус в свете разборок непримиримых, что заняли центральную сцену. Кстати, понятие сцена наиболее точно отображает сущность наблюдаемых процессов. На поверку армянская политика - это чистой воды театр абсурда, где профессионализм скатился до уровня провинциальной самодеятельности. Но какие императивы президента Алиева сыграли роль катализатора, чтобы звезды сцены перевели дух и смогли бы найти точки соприкосновения? Глава Азербайджана в ходе поездки на запад республики озвучил диагнозы армянских политических болезней. Здесь нет никакого преувеличения. Недуги собрались в букет, и по каждому конкретному случаю Ильхам Алиев указал не только на острые симптомы и рецидивы, но и предложил пути для долгожданного оздоровления. Согласятся с ними по ту сторону баррикад, или нет, не важно. Главное в том, что официальный Иреван, разделяющие его оккупационную позицию деятели и силы, обречены на выбор между поиском выхода из зажатости и политикой, обращенной в прошлое. Прорезавшийся голос третьего президента Сержа Саргсяна, который  выступил в роли могильщика миротворческого дела, снова отличился  фальшивым исполнением. В условиях ненастья деградирующей страны ему надо растормошить малочисленных сторонников и оформить заявку на реанимацию. Как у него это получится, другой вопрос. Но касательно озвучки контраргументов президенту Алиеву Серж Саркисян влез в пустое дело. Следуя традиции Роберта Кочаряна, который в невыгодных для себя переговорных условиях предпочитал ретироваться с поля туалетными путями, Саргсян практикует приемы цирка-шапито. Помнится, как в Швейцарии в ходе очного поединка с Ильхамом Алиевым он утратил инициативу. Азербайджанский лидер не оставил ему ни малейшего шанса, отвергнув попытки засорить поле дискуссии чепухой об усилении мер доверия. Дело было после досточтимого апреля 2016 года, и Саргсян добивался принятия документа. Смирившись с униженным положением, он на ходу переобулся, очутившись в кругу членов армянской общины Швейцарии, хотя впоследствии не выявилось ни одного вещественного свидетельства этой встречи. Наспех разыгранный спектакль придумали члены его команды, чтобы после боя помахать кулаками и замазать саргсяновские провалы. Это было рассчитано на внутриармянскую аудиторию. Глубоко въевшийся в сознание армянского экс-президента комплекс неполноценности до сих пор не дает ему покоя. Он ищет поводы, чтобы сквитаться с фаворитом диалога, но силы не равны. Даже если Кочарян, Саргсян и Пашинян объединятся против Алиева, результат окажется не в их пользу. Кому-кому, а армянским лидерам хорошо известно, кто такой Алиев и какими личностными и лидерскими качествами он обладает. Благо очных встреч у президентов и Пашиняна с ним было не мало, и все они вкусили прелестей политических оплеух. Когда неудачники вроде Саргсяна вопрошают, «до чего мы докатились?!» подвергая обструкции обоснованные мысли Ильхама Алиева, диву даешься. Спрашивается, а в чем не прав президент Азербайджана, когда квалифицирует прошлое, настоящее Армении, как  «историю позора»?! Политика армян во все времена представала в виде симбиоза таких составляющих, как террор, зоологическая ненависть к тюркам, а также серийные унижения, что становились следствием военных и политических поражений. Коль Саргсян делает вид, что ему это невдомек, банально притворяется. Разыгравшийся в Карабахе сепаратизм потому и был запущен, чтобы смыть вселенский позор и переформатировать серый собирательный образ на благородный. Не получилось, ибо отъявленные преступники, как Саргсян и его брашка, отличились в убийствах детей и женщин Ходжалы, посеяли ненависть между двумя народами, надеясь, что они более не помирятся. Нездоровые и чудовищные намерения присущи людям с нарушенной  психикой и низкой культурой. Просидев десять лет на посту главы чужого государства, Серж Саргсян тем и отличился, что проворовался, ввел в норму дикие казарменные порядки, а следом с видом морально опущенного ушел в политическое небытие. Ввиду этого обстоятельства он сегодня и пытается совместить несовместимые вещи, вымещает зло, утверждая, будто Алиев и Пашинян придерживаются одних оценок и видений. Экс-президент негодует в связи с уроками демократии от Ильхама Алиева. Чья бы корова мычала, а саргсяновской только нужно молчать. Воровство, коррупция, беззаконие и насилие в отношении гражданского общества – это укоренившиеся традиции армянского общества, и для превращения уродливых социальных болезней в норму Саргсян немало потрудился. В порыве словоблудия он утверждает, будто Ильхам Алиев «ненавидит   армянскую армию», мол, это следствие поражений азербайджанской военной дружины. Долговые обязательства Саргсяна перед соплеменниками, а именно он довел дело до апрельской кампании и позорно провалился,  до сих пор не дают ему покоя. Он тщетно пытается себя обелить. Если у Алиева и его сограждан и есть чувство ненависти, то его объектом являются армянские мракобесы и ястребы, для которых мир с азербайджанцами равносилен чудовищным проявлениям снов разума. Циничным и отъявленным ханжой выглядит Серж Саргсян, когда клеймит Никола Пашиняна, который «на весь мир и во всеуслышание назвал своё государство «полностью провалившимся». Разве он не прав, и не Саргсян ли постарался, чтобы пустить страну под откос?! Слово Алиева стало слышимо сегодня не только в регионе, но и в мире ввиду успешной позиции его страны. На фоне азербайджанского позитива четко просматриваются контуры бездарности и антинационального характера жизни в Армении. Страна, проповедующая ненависть, человеконенавистничество, террор и фашизм, будет деградировать до тех пор, пока окончательно не сгинет. На словах Саргсян грезит, мол, в Армении к власти вернутся национальные и способные силы, которые вернут ей славу. Надо полагать, славу, которой никогда не было. Экс-президент преуспел в демагогии, и свидетельством тому его неугасимая страсть к теме Карабаха. Он классический банкрот, ему нечем блистать, вот и обращается к излюбленной теме. Но о независимости Карабаха ему и остальным армянским политикам надо забыть. Чем быстрее найдут в себе силы это признать, тем будет лучше для них. Посчитали своим долгом высказаться по заявлениям Ильхама Алиева и другие деятели Армении. Не замечая, точнее, замалчивая свои нерадостные будни, они в один голос говорят о «сложной ситуации в Азербайджане». Набивший оскомину обвал цен на нефть они выдают за профилирующий тренд, который-де повышает риски для стабильности Баку. Не в меру изобретательные горлопаны утверждают, дескать, ввиду растущих проблем президент Алиев искажает историю, подвергая сомнениям мысли об исторической принадлежности Иревана, других городов, сел, отошедших к Армении. Герои второго ряда тоже считают долгом ставить президента Алиева и премьера Пашиняна в один ряд, мол их видения сходятся. На деле нет никакой связи между ними. Даже гипотетически. Голоса из политической массовки утверждают, мол, не сегодня, завтра  Армения преодолеет трудности и встанет на путь развития и укрепления государственной солидарности. Свежо предание, да верится в него с трудом! Внешний фактор вызвал всеармянский переполох, и может помочь в создании общенационального монолита. Однако новых побед у государства-агрессора больше не будет. Армяне всегда строят высокие здания на зыбкой почве. Тофик Аббасов, аналитик