“General zəng edib dedi ki, onların hər birinə…” – Döyüşçü həkim elə şeylər danışdı ki…

Lent.az İkinci Qarabağ Müharibəsi iştirakçısı, Xocavəndin və Füzulinin azad olunmasına görə medallarla təltif olunmuş  döyüşçü həkim Tural Xaspoladla müsahibəni təqdim edir

– Müharibənin hər dəqiqəsi, saniyəsi xatirələrlə doludur. Hərdən yaddaşımda təzələnir, yadımdan çıxdığı da olur. Sıravi insanlar üçün 44 günlükdür, mənim üçün elə deyil. Unudulmur, təzə olmuş kimidir sanki. Ümumiyyətlə, bu müharibədə döyüşçü həkimlər az olub.

– O günlər ən çox nə vaxt yadınıza düşür?

– Telefonumda döyüş gedən vaxtı və digər günlərdə çəkdiyim videolarım var, onlara baxanda yadıma düşür. “Həmlə” taborunda döyüşmüşəm. Hazırda da hərbçi yoldaşlarımızla danışırıq. Vaxt olduqca görüşürük, şəhid ailələri və qazilərimizə baş çəkirik.
İki qardaşım var, amma döyüş yoldaşlarım mənə öz qardaşlarımdan daha yaxındı. Ən çətin anlarda bir-birimizin yanında olmuşuq. Ac-susuz qalanda, üşüyəndə. Çiyin-çiyinə olmuşuq. Heç birimiz müharibə görməmişdik. Mən Murovdağ istiqamətdə əsgərlik keçmişəm və düşünürdüm ki, oradan çətin yer yoxdur.

– Bir döyüşçü həkim kimi müharibə sizin üçün nə deməkdir?

– Müharibə düşündüyümüz kimi deyil. Dəhşətli bir şeydir. Özəl klinikaların birində həkim-fizioterapevt işləyirdim. Müharibə başlayanda könüllü kimi yazıldım və oktyabrın 1-i 20 nəfərlik könüllü qrupla yola düşdük. Onda oğlum 6 aylıq idi, pandemiya dövründə çalışırdıq deyə heç üzünü düz-əməlli görə bilmədim. Ağcabədiyə gətirildik, demək olar ki, hər rayondan gələn könüllülər var idi. Hamımız hələ mülki geyimdə idik, bir zabit gəldi və onu görəndə hamımız bir ağızdan “Ali Baş Komandan, silah ver bizə” şüarını oxuduq. O video sosial şəbəkələrdə yayılmışdı. Yenə də heç birimiz müharibəni tam dərk edə bilmirdik. Mənim ailəm Laçının Ağcakənd kəndindən məcburi köçkün düşüb. Gah Qubada məktəbin bir küncündə məskunlaşdıq, gah Bakıda qaldıq. Torpaq itirməyin, məcburi köçkün həyatı yaşamağın nə olduğunu çox yaxşı bilirəm. Atam tarix müəllimidir deyə mənə düşmənin kim olduğunu aydın izah edib. Düşmənə nifrətim uşaqlıqdan formalaşıb. Mənim üçün medallarımdan da vacib Laçınla yanaşı, digər torpaqlarımıza tezliklə əhalinin köçürülməsidir.


– Bəs nə zaman müharibəni tam başa düşdünüz?

– Ağcabədi rayonundan Füzulinin Şükürbəyli kəndinə göndərildik. Səhər general-mayor Mais Bərxudarov və şəhid polkovnik Şükür Həmidov yeni gələn könüllülərlə görüşməyə gəldilər. Yanımızdakı zabitlərdən biri onlara dedi ki, burada həkim var. Mais Bərxudarov dedi ki, sən burada nə edirsən? ” Əhmədbəyli kəndindəki hospitala getməlisən”- dedi. Şükür Həmidova dedi ki, izah edin, aparsınlar hospitala. Dedim ki, yox, bura həkim kimi gəlməmişəm. Burada qalacağam, yoldaşlarımı tək buraxan deyiləm. Rəhmətlik Şükür Həmidov əlini qoydu çiynimə, dedi ki, çox istəyirsənsə, qal onda.
Orada artıq atışma səslərini, atılan mərmilərin göydə yaratdığı işıqlanmanı gördükcə dərk etdik ki, nə baş verir. Oktyabrın əvvəli şəhid olanların yerinə əsgər seçirdilər. Mən də seçilən 30-35 nəfərin içində idim. Yarı zarafatla dedilər ki, göydən güllə yağış kimi yağacaq, kömək edə biləcəksən? “Hə” cavabı verdim. Getdik müharibənin taleyində xüsusi dönüşlər edən “Həmlə” taboruna. Bizim taborun 55 qəhrəman şəhidi var. Füzulidən Şuşaya qədər döyüş yolumuz olub.

– Ailənizlə danışmağa macal olurdumu?

–  Çox vaxt danışa bilmirdim. Elə olurdu ki, əlaqə tutmurdu və s. Ermənilərin qoyub getdiyi maşınların akkumlyatorundan telefonlarımıza enerji doldururduq. Hər saniyəmiz mübarizə olduğu vaxtda ailə çox da yada düşmürdü.
Bir dəfə telefonla danışmaq istəyirdim, “set” tutmurdu. Telefonumun ekranına oğlumun şəklini qoymuşdum. Dilqəm adlı sürücü görüb hiss etdi ki, mən niyə baxıram. Onun da iki uşağı var. Telefonunu çıxarıb uşaqlarının şəklinə baxdı. Atışma gedə-gedə deyirdik ki, nə olacaqsa, olacaq.

– Ən ağır döyüşlər hansı istiqamətdə gedib? 

– Əsas Füzuli rayonu istiqamətində oldu. Alxanlı kəndində Bakıdan mənimlə birgə cəbhəyə gələn, dənizçi Şahgündüz Cabbarov, bölük komandiri və baş leytenant Hüseynov Əfşan şəhid oldu. Hər bir yüksəkliyin, əhəmiyyətli yerlərin alınması hərbçilərimizin qanı, canı bahasına olub. Orada hər addımbaşı bir şəhidin, qazinin qanı var. Kim deyir ki, müharibədən qorxmuram, yalan söhbətdir. Yaşı və təcrübəsi çox olanlar, yaşı az olanlara heç olmasa, ürək-dirək verirdi. Düşünün, mərminin haradan gəldiyi və hara düşəcəyi bilinmir, kimi vuracağı da bilinmir. Sanki cəhənnəmdəsən, başına nə gələcəyi məlum olmur.

– Ələlxüsus, siz həkimsiniz, qan, yaralılar görmüsünüz…

– Bəli, hələ ömründə  qan görməyən 18-19 yaşlı əsgərlər üçün çox çətin idi. O vaxtı adamı ayaqda tutan stress, gərginlik idi desəm, yanılmaram. Bir dəfə Şuşa-Xankəndi istiqamətində idik. Yağış yağırdı, əynimiz də nazik idi. Soyuqda üşüyürdük. Onda ilk dəfə içalatımın əsməyini hiss etdim. Çənənin, dilin titrəməsi başqadır, daxili orqanların əsməsi başqa. Heç cür isinə bilmirsən.

– Gənc əsgərlər dediniz. Onlar barəsində nələr xatirinizdə qalıb?

– Şuşakənd istiqamətində döyüşdə idik, başqa hərbi hissələr də bizim idi. Ora çataçatda kolluq ərazi var idi. Həmin ərazidən yuxarı, təpə hissəyə çıxanda düşmən tərəf rahat görünürdü. Qazaxdan, ya da Ağstafadan bir gənc əsgər tankın silahı ilə ermənilərin silah-sursat daşıyan maşınını vurdu. Tək özü etdi bunu. Sevindik təbii ki. Qayıtdı, gəldi biz olduğumuz mövqeyə. “N” saylı hərbi hissənin qərargah rəisi dedi ki, artıq düşmən yerimizi bilir. Təzədən getdi ki, işlək vəziyyətdə qalmış tankın mövqeyini dəyişsin. Dedik getmə, vuracaqlar. Ora çatanda vurdular tankı.  Amma zərbənin təsirindən dalğa onu qırağa tulladı. Çox pis kəllə-beyin travması aldı. Əlini qulağına tutub dəhşət içində qışqırırdı. Başını, qulaqlarını sarıyıb sıxmaqdan savayı edəcək bir şey yox idi. Ön cəbhədə hər ləvazimat əlimizin altında olmurdu deyə, nə tapdıqsa, yardım edirdik. Komandir “sakit ol!” deyə-deyə qışqırırdı. Səsdən yerimizi təyin edə bilərdilər, ona görə də təxliyə etmək lazım idi. Danışdırırdıq ki, başı qarışsın, qışqırmasın. Olduğumuz yerdə hər tərəf təpə, hər tərəf erməni idi. Yəni, çıxsaq, görəcəkdilər. Bir təhər gözlədik axşam düşsün. Yol duman olanda getmək rahat olacaqdı. Ondan sonra təxliyə edə bildik.

– Başqa haralardan keçib döyüş yolunuz?

– Laçında, Böyük Kirs dağı istiqamətində də olduq. Tapşırığımız adsız yüksəkliklərdən erməni hərbi birləşmələrinin çıxarılması idi. Qarlı, şaxtalı bir gün idi. Dekabrın əvvəli səhər tezdən 20 nəfərlik qrupumuzla ora getdik. Atəşkəs olmuşdu, amma ermənilər tərk etmirdi oranı. Döyüş əməliyyatına gedirdik bildiyiniz. Bizi dağa heç bir avtomobil apara bilmirdi. Bircə zirehli texnika bizi meşənin girişinə qoya bildi. Koordinatla hansı istiqamətə gedəcəyimizi dedilər. On altı kilometr yoxuşlu yolu gedəcəkdik. Orada neçə gün qalacağımız məlum deyildi deyə, ağır yüklər vardı belimizdə. Meşədə irəlilədikcə ermənilərin səsini aydın eşidə bilirdik. Sağımız, solumuz erməni idi. Danışmırdıq. Duman idi deyə nə onlar bizi görürdü, nə də biz onları. Meşədən çıxdıq. Dumanla qar tufanı bir-birinə qarışmışdı. Komandirimiz dedi ki, aramızda 20-25 metr ara məsafəsi saxlamalıyıq. Həm minaya, həm də hər ehtimala qarşı. Məndən qabaq biri gedirdi, arxasınca gedirdim. Çovğun o qədər güclü idi ki, onun addımlarını qar tez örtürdü, izlər itirdi. Görmək də çətin idi. Birdən ayağımı düz qoymadım, bir-iki metr sağa qoydum. Ayağım boşluğa girdi və düşdüm daşlığa. Yaxşı ki, başım dəymədi, ancaq qar yığıldı üstümə. Dedim ki, vəssalam, qaldım burada. Heç kim də bilməyəcək, öləcəyəm…

– Sizi kim xilas etdi bəs?

– Can şirin şeydir, çabaladım bəlkə çıxaram deyə. Arxadan Şəmistan adlı əsgər görübmüş. Kömək etdilər çıxmağa. Hiss elədim ki, nəsə sınıb. Sən demə, sınan qabırğamdır. Paltarım qalın idi, bildim ki, şpris girəsi deyil. Çiynimi açdım, ağrıkəsicini vurdular. Ondan sonra dedilər ki, hələ beş kilometr yol qət etməliyik. Nəfəs ala bilmirdim və o vəziyyətdə getdim. Çatana yaxın ermənilər bizi gördü. Rusca “dayan! Bura bizim ərazimizdir” dedilər. Əsgərlərimizin arasında Tərlan adlı oğlan ləzgi idi, rusca yaxşı bilirdi. Rus dilində onlara izah etdi ki, xəritədə bura bizim ərazimizdir.

– Maraqlıdır, öldürə, ya da əsir də götürə bilərdilər sizi…

– Silahlı idik, biz onları öldürə bilərdik. Lakin onlar bizdən çox idilər. Nə desən, ola bilərdi. Bilmədim qorxdular, yoxsa necə… Komandirimiz Tərlana dedi ki, onlara de ki, bir addım belə atsalar, atəş açacağıq. Onlar da eynisini bizə dedi. Gördülər ki, qərarlıyıq, dönüş yoxdur. Düşünün, lüt dağdır, bircə dizdən yuxarı qar var. Başqa heç nə yoxdur. Açıq hədəf idik. Mövqelərində isə hər cür silahları mövcud idi. Yəqin fikirləşiblər ki, soyuqdan donub öləcəyik burada. Komandirimiz generala vəziyyəti məruzə etdi. General cavabında “o mövqeyi tərk etməyin”, – dedi.

Səhər saat 6-ya yaxın gördük ki, iki əsgərimizin ayağını don vurub. Yanımızda spirt, morfin və s. var idi. Ovuşdururduq da. Amma dizə qədər qarın içində nə qədər elə dayana bilərdik ki? Sağ qalmaq mümkünsüz görünürdü. Tabora məlumat verdik ki, vəziyyət pisdir. Düzdür, yeməyimiz var idi, lakin o mənəvi stimul bizə dayanmağa kömək edirdi. Hətta orada “Laçınım” mahnısını oxuduq. Cahangir adlı oğlan “Qarabağ şikəstəsi”ni oxuyurdu, ermənilər də qulaq asırdı (gülür).
Daha sonra tapşırıq aldıq ki, balaca bellərlə yeri qazaq. Yarım metr qazdıq, torpağı çıxardıq üstə. Balaca da olsa, növbə ilə girib orada qızındıq. Sonra üç-üç, dörd-dörd dərəyə odun gətirməyə getdik. Başqa variantımız yox idi. Bir təhər orada qalmalı olduq. Bir neçə gündən sonra başqa bir hərbi hissə gəldi, bizi əvəz etdilər. General zəng etdi bizim zabitə, dedi ki, hər birinə təşəkkür edirik. 16 kilometr yolu zülmlə, qırıq qabırğa ilə düşdüm aşağı… O ağrını yadıma salmaq istəmirəm, dəhşət idi.

– Oradan hara gəldiniz bəs?

– Şuşaya gətirdilər məni, orada qaldım. Səhəri gün qarlı hava “UAz” markalı maşınla Əhmədbəyli hospitalına gətirildim.

– Şuşaya da getdiniz onda…  

– Heç bilmirdik Şuşaya necə gedirlər. Öncə Xüsusi Təyinatlılar getmişdi, onların burada olması bizə ürək-dirək verirdi. Bizim tabor Daşaltı istiqamətindən girdi Şuşaya. Dedilər ki, girişdəki “Zapravka”nın yanında ermənilərin qoyub getdiyi tankın yerində 1992-1993-cü illərdə Milli Qəhrəman  Albert Aqorunovun tankı vurulub. Qismətə baxın… Şuşanın aşağı tərəfində erməni meyitləri qalaqlanmışdı. Hər rütbədən var idi aralarında. Dəhşətli mənzərə idi.
Onlar atəşkəs elan olunana və rus sülhməramlıları gələnə qədər oradaca qalmışdılar. Erməni tərəfindən adam gəldi, yığıb apardılar. Özü də necə? Zənbil kimi götürüb atırdılar tibbi yardım maşınına. Öz ölülərinə hörmət də etmirdilər. Oradan sonra Şuşa həbsxanasında qaldıq bir az. Sonra azərbaycanlıların qoyub getdiyi, ermənilərin yaşadığı həyət evlərində məskunlaşdıq.

– Şuşa həbsxanasından danışardınız. Necə yerdir ora?

– Bizim hərbi hissəni başqası əvəz edəndən sonra Şuşa həbsxanasına gəldik. Ora ayaq qoyanda çox qəribə hisslər keçirdim. Eşitmişdim, ilk dəfə görürdüm. Əsl “türmə” vahiməsi hiss etdim. Şuşa həbsxanası qayalığın üzərində tikilib deyə bir tərəfi qayalıqdır. Hündür hasarlarının üstündə tikanlı məftillər var. Divarın bir tərəfinə “Qadağan olunmuş ərazi” yazılmışdı. İkimərtəbəli kiçik bir yer zabitlər üçün idi. Bircə oranın şəraiti yaxşı idi. Saxlanma kameralarının divarlarında qan ləkələri var idi, çox güman işgəncələr verirdilər. Məhbuslar dəmirin üstündə yatırmış. Hətta, məhbusların havaya çıxarıldığı yer darısqal olmaqla yanaşı, həmin yer tikanlı məftillə hörülmüşdü. Təsəvvür edin ki, səmaya baxanda da tikanlı məftil görürdülər.  Bundan başqa, ümumi bir otaq var idi: pəncərəsiz, qapısı ikiqat dəmirdən və yerdə qazılmış ayaq yolusu olan… Yəqin ki, əsirləri ora yığmışdılar. Müharibədən sonra yəqin ki, orada saxlanılanların çoxu azərbaycanlılar olub. Deyərdim ki, Şuşa həbsxanası dünyanın ən acınacaqlı, qaçışı mümkün olmayan həbsxanalarından biridir. Orada da qala bilmədik, havaya görə.

–  Oradan hara getdiniz?

–  Şuşa məktəbinə. Məktəbin qarşısına raket düşmüşdü deyə pəncərələri dağılmışdı. Amma çox yaxşı vəziyyətdə idi, ən çox da yeməkxanası. Bir müddət qaldım orada. Sonra hospitala gəldim. Dekabrın axırı təxliyə olundum Bakıya.

– Şuşaya sağalandan sonra getmədiniz? 

– Xeyr. Keçdiyim yolları, yaşadıqlarımı xatırlayıb yaddaşımı təzələməyim deyə istəmədim. Həm də turist kimi getmək pis təsir edir. Çox istərdim ki, qazilərə, veteranlara, bütün şəhid ailələrinə ora gediş-gəliş ödənişsiz təşkil olunsun.

Deyirlər ki, orada ancaq kasıb döyüşüb. Xeyr. Şəxsən şahidi olmuşam. Topun, güllənin altında, çox çətin şəraitdə mənim kimi yüksək maaşla işləyənlər də, biznesmen də, məktəb direktoru da, vəzifəlilərin uşaqları da döyüşürdü. Heç kim bildirmirdi statusunu, yəni, ayrıseçkilik yox idi. Aralarında şəhid olanlar da oldu. Amma vətən hamımızındır. Bəzi təşəbbüslər reallaşsa, təqdirəlayiq addım olardı. Ən azından bu, mənəvi haqqımızdır.

Qazi var ki, yaralandığı yeri gedib görmək istəyir. Heç olmasa, dövlət dəstəyi ilə hissə-hissə göndərilsələr, yaxşı olmazdımı? Elə qazilər var ki, məmur özbaşınalığı ucbatından canına qəsd edir. Dəhşətli müharibədən sağ çıxıb haqsızlığa uğrayırlar, incidilirlər. Psixoloqlar da həm bölgələrdə, həm də şəhərlərdə onlara dəstək olmalıdır. Mən özüm müharibədən sonra üç psixoloqdan reabilitasiya almışam. Təbii ki, asan məsələ deyil. Düzdür, cəmiyyət də qazilərə dəstək olmalıdır. Canlarına qəsd etməməsi üçün şərait yaradılmamalıdır. Videoya çəkib paylaşmaq yox, qazini intihardan yayındırmaq lazımdır.

Müsahibə, Vacib

Nəşr edilib: 2022/09/23 15:45

Baxış:33


XƏBƏR LENTİ

2022/12/08 16:42

2022/12/08 16:37

2022/12/08 16:00

2022/09/23 15:45

2022/12/08 15:51

2022/12/08 15:06

2022/12/08 14:27

2022/12/08 14:21

2022/12/08 12:44

2022/12/08 11:45

2022/12/08 11:41

2022/12/08 11:18

2022/12/08 10:43

2022/12/07 16:05

2022/12/07 16:03

2022/12/07 15:27

2022/12/07 15:17

2022/12/07 14:51

2022/12/07 14:32

2022/12/07 14:11

2022/12/07 14:06

2022/12/07 14:04

2022/12/07 13:59

2022/12/07 12:22

2022/12/07 12:04

2022/12/07 12:03

2022/12/07 12:02

2022/12/07 12:01

2022/12/07 11:58

2022/12/07 10:50

2022/12/07 10:40

2022/12/07 10:38

2022/12/07 10:28

2022/12/07 10:25

2022/12/07 10:22

2022/12/07 10:19

2022/12/06 15:39

2022/12/06 14:33

2022/12/06 13:03

2022/12/06 13:02

2022/12/06 12:56

2022/12/06 12:45

2022/12/06 12:42

2022/12/06 12:33

2022/12/06 12:07

2022/12/06 11:49

2022/12/06 10:53

2022/12/06 10:46

2022/12/06 10:44

2022/12/06 9:37

Что происходит в «зоне безответственности»?

Накануне Минобороны Азербайджана сообщило об очередном инциденте — на сей раз на Тертерском направлении. Здесь армянские «зинворы», находясь в состоянии алкогольного опьянения, открыли огонь в направлении азербайджанских позиций близ села Гапанлы. ВС Азербайджана незамедлительно приняли ответные меры, потерь нет. Но тем не менее выводы из этого инцидента следует сделать самые серьезные. Как на Тертерском направлении, в зоне, где временно размещены российские миротворцы, вообще оказались армянские «зинворы»? Согласно трехстороннему заявлению от 10 ноября 2020 года, армянские вооруженные формирования должны быть или выведены с территории Азербайджана, или разоружены. И это еще не все. То, что произошло на Тертерском направлении, официально именуется нарушением режима прекращения огня, а неофициально — «войной по пьяни». Такое на линии соприкосновения происходит не в первый раз. В апреле 2021 года на Кельбаджарском направлении армянские «зинворы», тоже, по официальной версии, перепившись, открыли огонь по постам ГПС Азербайджана и российским пограничникам. Россияне оперативно вышли на связь с Баку и попросили не вмешиваться — они сейчас сами разберутся. Плюс ко всему все чаще СМИ сообщают и солдатах, которые «исчезли» из частей, где служили, и с тех пор о них ни слуху ни духу. Это ценная информация к размышлению о реальном уровне дисциплины и «управляемости» в сегодняшней армянской армии. Более того, в «огрызке» астрономическое количество «стволов» просто гуляет по рукам. Только накануне армянские источники сообщили об инциденте: некий житель Ханкенди 36 лет от роду, имя которого не называется, принялся палить из автомата из окна своей квартиры. Стрелка задержали. Как теперь «объясняют» в Ханкенди, он стрелял «в состоянии психологической нестабильности, поскольку его брат без вести пропал во время 44-дневной войны». Еще раньше в верхушке сепаратистов признавали, что «огрызок» сверх всякой меры перенасыщен оружием, и что здесь участились случаи преступлений, связанных с «огнестрелом». Словом, даже если речь идет о случайном инциденте, очевидно, что назрела необходимость серьёзной зачистки «зоны безответственности» РМК, которая превращается в «тикающую бомбу». Здесь сосредоточено изрядное количество вооружённых людей, которых по сути дела никто не контролирует. Но в реальности все куда серьезнее, Инцидент на тертерском, как и ранее на кельбаджарском направлении, произошел на весьма показательном фоне. Сепаратисты явно активизируются и, скажем так, «проверяют терпение» Баку. Напомним: совсем недавно, как уже рассказывал Minval, «парламент» сепаратистов принял «Закон об оккупированных территориях», где высказаны и претензии на азербайджанские земли, и завуалированные угрозы в адрес компаний, работающих на освобождённых землях. СМИ и ТГ-каналы, связанные с сепаратистами, активно сообщают о строительстве, в том числе в Ходжалы, причем, по заслуживающим доверия данным, новые квартиры предназначаются прежде всего «офицерам карабахской армии». Нельзя не заметить и откровенных военных приготовлений. Minval.az уже рассказывал о развязанной сепаратистами террористической войне против азербайджанских сотовых операторов — совсем недавно в результате очередного «инцидента» ранения получил сотрудник Bakcell, ранее «лесные зинворы» в Ходжавенде напали на служебный автомобиль Azercell. Наконец, под прикрытием российских миротворцев сепаратисты опять копают траншеи и оборудуют позиции! А это не просто «игра в войнушку». Активность сепаратистов оставляет четкое ощущение «дежавю». Похожим образом здесь демонстрировали свою безнаказанность чуть больше года назад — накануне 44-дневной войны. Но тогда в Ханкенди должны слишком хорошо помнить, чем закончились попытки испытывать терпение Азербайджана и проверять «методом тыка», что будет, если пересечь «красные линии». И осознавать, что «железный кулак» на месте. А надежды на «заграница нам поможет» могут не сработать точно так же, как они не сработали в 2020 году. Нурани, обозреватель Minval.az

«Энергетическая карта» Европы — кто и как пытался срывать азербайджанские проекты

Ситуация на энергетическом рынке Европы продолжает оставаться труднопредсказуемой. По мнению экспертов, дело вряд ли дойдёт до повторения «нефтяного кризиса» семидесятых годов, когда из-за дефицита электричества на лондонской Пикадилли гасили огни реклам. Но цены на газ и электричество продолжают бить рекорды, и власти, к примеру, латвийского Даугавпилса уже предупреждают, что после рождественских и новогодних праздников объявят об энергетическом кризисе: цен на газ и электричество местный бюджет просто не выдерживает. О рекордном подорожании электричества объявили в Германии, причем цены на электричество «тянутся вверх» вслед за ценой газа. По последним сообщениям, стоимость «голубого топлива» пошла вниз, но до отбоя тревоги еще слишком далеко. Здесь нужно пояснение. Как уверены эксперты, у масштабного кризиса редко бывает только одна причина. И на сей раз свою роль, без сомнения, сыграли и излишнее, без учета экономических и технологических реалий, увлечение «зеленой энергетикой», и безветренное лето, когда популярные ветрогенераторы просто не выработали ожидаемого количества энергии, и многое другое. Но все же на первый план европейские эксперты выводят именно ответственность России. Более того, на фоне дефицита топлива российский «Газпром» уже четыре дня не заказывает транзит газа по газопроводу Ямал-Европа. По официальной версии, нет заявок. По неофициальной, Москва опять «воспитывает» Европу при помощи газовой трубы, чтобы для начала продавить открытие «Северного потока-2», сохранить за собой статус монополиста и дальше продолжать ту же политику «энергетического давления». Но вот если «копнуть поглубже», то становится понятно: в Европе, возможно, наступает критическая точка «передела сфер влияния» в экспорте газа. Где далеко не на последнем месте — азербайджанский Южный газовый коридор. Более того, уже сегодня по своповой схеме, при посредничестве Ирана, по этому пути пойдут и солидные объемы туркменского газа. У Азербайджана нет ни малейшего намерения мешать газ с политикой, кого-то «выталкивать» с рынка и т.д. Но в том, что наличие нового независимого поставщика делает Европу, по крайней мере страны юга Европы, менее уязвимыми для «газового давления» недавних монополистов, сомнений тоже нет. И тем более понятно другое. Да, сегодня вряд ли можно спрогнозировать с достаточной точностью, сколько дней в Европе будет дуть ветер, сколько — стоять полный штиль, и сколько энергии выработают ветрогенераторы. Но ввод в строй важных трубопроводов планируется и прогнозируется заранее. Выход ЮГК на полную мощность планировался на декабрь 2020 года. И вот насколько на этом фоне можно считать «случайным совпадением», что именно осенью 2020 года Армения начала свою «новую войну за новые территории», которую еще в 2019 году обещал ее тогдашний министр обороны Давид Тоноян? Возможно, одного только совпадения дат для далеко идущих выводов еще недостаточно. Но…на днях увидело свет интервью президента Армении Армена Саркисяна изданию Asia Times. Где он, кроме всего прочего, заявил: «…Поскольку мы победили, я думаю, что у нас было преимущество, чтобы действовать более активно и быстро превратить победу в стабильный мир. И, вероятно, в конце 1990-х - начале 2000-х годов был шанс сделать это, и я объясню Вам, почему. Это было время, когда Азербайджан пытался построить трубопровод от Каспийского моря к европейским рынкам, к Средиземному морю, в Турцию - Баку-Джейхан». Как теперь рассуждает Саркисян, «без трубопровода не было шансов, что Азербайджан когда-либо вернет Карабах, потому что трубопровод был силой, деньгами - деньгами, которые помогли им восстановить свою собственную армию. Кроме того, именно деньги помогли им наладить общественные связи и отношения с другими государствами, включая Европу». Как бы о том, что Армении уже тогда следовало начать вторую войну и перерезать трубопровод, Армен Саркисян прямо не заявляет. Но прозрачно намекает: дескать, «в то время армянская армия была самой мощной в регионе». А чуть более года назад, в октябре 2020 года, в разгар войны, когда армянские ракеты разрывались в сотне метров от трубопровода Баку-Джейхан, тот же Армен Саркисян в другом своем интервью уверял: «Если бы армяне захотели ударить по трубе, то сделали бы это 20 лет назад. Несколько артиллерийских ударов, и ее не существовало бы. Но армяне не пошли на такое, там даже пули не было выстрелено", - добавив, что это, оказывается, армяне позволили Азербайджану построить трубопровод, продавать нефть и газ, зарабатывать миллиарды долларов и на эти деньги закупать оружие. Возможно, это еще не доказательство, что в сентябре 2020 года Армения попыталась «исправить ошибку», оккупировать Барду, Тертер и Гянджу, перерезать нефтепровод Баку-Джейхан и сорвать реализацию Южного газового коридора. Но…уже в октябре 2012 года армянские оккупанты проводят в захваченном на тот момент Карабахе беспрецедентные по своим масштабам военные учения. На оккупированные азербайджанские земли стянуты едва ли не все вооружённые силы Армении (тем более что другие направления надежно прикрывает российская база в Гюмри). И Артак Давтян, тогда начальник оперативного управления Генерального штаба ВС, а сегодня — глава армянского генштаба, прямо заявил журналистам, что в рамках учений были смоделированы ракетные удары по военным и экономическим объектам условного противника. А затем уточнил: «Намеченными нами целями будут военные и экономические объекты, в частности, нефтяные и газовые инфраструктуры – энергоносители, которые влияют на экономику». Проще говоря, в ходе учений уже отрабатывали удары по нефтяной инфраструктуре Азербайджана. А в 2016 году, на фоне апрельских боев, когда уже стало понятно, что провокация проваливается, некий неназванный источник в командовании армянского оккупационного корпуса, который в самой Армении упорно именовали «армией Нагорного Карабаха», озвучивал в беседе с журналистами прямые угрозы: «Предупреждаем, что мы готовы ударить по нефтяным коммуникациям с использованием систем Искандер, Скад-В, Точка-У". Можно, конечно, представить себе, что все эти игры с огнём вблизи трубопроводов были исключительно идеей армянской верхушки. Но…в 2011 году защиту Армении от зловредного «западного альянса», который транспортирует нефть в обход России, отрабатывали в рамках совместных учений ОДКБ под руководством генсека этой организации Николая Бордюжи, известного своими симпатиями к Армении. Можно, конечно, отмахнуться: 10 лет прошло, да и Бордюжа пост генсека давно покинул. Но вот назвать «ереванскими фантазиями» российские военно-транспортные самолеты, которые еще с лета 2020 года доставляли в Армению оружие то под видом «стройматериалов», то — «гуманитарной помощи», уже не получится списать ни на пристрастия Бордюжи, ни на фантазии Саркисяна и Давтяна. И тем более дает пищу для размышлений шпионский скандал в Болгарии, о котором уже рассказывал Minval.az - тогда, напомним, в этой стране были арестованы несколько человек по обвинению в шпионаже в пользу РФ, и им, в числе прочего, поручалось собирать сведения о конфликте в Нагорном Карабахе. Болгария к этому конфликту имеет весьма опосредованное касательство, но в Софии приобретают азербайджанский газ. И вот это точно не больные фантазии ереванской верхушки. Другое дело, что война пошла не по плану. И Азербайджан, вышвырнув оккупантов, еще и обезопасил свои трубопроводы, а в декабре, как и планировалось, запустил свой Южный газовый коридор — один из крупнейших инфраструктурных проектов сегодняшней Европы. Где, как напоминал президент Азербайджана, в тех странах, куда поступает азербайджанский газ, никто не мёрзнет. А вот кого в результате успешного азербайджанского экспорта газа прошибает холодный пот — это уже другая тема. Нурани

«Турецкие страхи» российского истэблишмента

Рамзан Кадыров, глава Чечни и, как он сам себя называет, «пехотинец Путина», в очередной раз попал в новости. Рамзан Ахматович напустился на…президента Турции Реджепа Тайипа Эрдогана. Как поясняют в СМИ РФ, 10 декабря в городе Керфез на северо-западе Турции открыли парк имени Джохара Дудаева, первого президента Чечни, который и провозгласил ее независимость. Более того, выступавшие на открытии представители местных властей назвали Дудаева символом борьбы за свободу. Рамзану Кадырову это сильно не понравилось. И он в своем ТГ-канале обвинил турецкие власти в «укрывательстве террористов»: «Открыто обращаюсь к президенту Турции Реджепу Тайипу Эрдогану: определитесь! Либо вы получаете статус государства, публично поддерживающего террористов, либо выступаете за прозрачные и честные отношения с Российской Федерацией, не меняя своих убеждений за ее спиной», — цитируют РосСМИ Кадырова, который пригрозил, что Чечня оставляет за собой право на ответные действия, пока в Турции получают убежище «разыскиваемые бандиты и отморозки», которые «открыто устраивают сборища и мероприятия по переименованию парков именами террористов, причастных к гибели тысяч мирных граждан», и добавил, что в качестве логичного зеркального ответа на действия Турции чеченские власти могли бы увековечить в Грозном имя Абдуллы Оджалана. Здесь, конечно, надо бы напомнить господину Кадырову, что именно его «пехотинцев» задерживают во многих странах, включая Турцию, по обвинению в политических «заказных» убийствах, так что по поводу покровительства террористам ему лучше воздержаться от громких заявлений. Тем более на фоне обещания назвать в Грозном парк именем главаря террористической группировки РКК Абдуллы Оджалана. Можно, конечно, поиронизировать, что Кадыров, дескать, задал нелегкую задачку Кремлю. Где теперь надо и от его заявлений откреститься, и властям Турции недовольство высказать. Пресс-секретарь президента РФ Дмитрий Песков, отметив, что Москва довела до сведения Анкары свое неодобрение, заявил журналистам по поводу слов Кадырова: «Это весьма и весьма эмоциональная, но объяснимая реакция главы российского региона, который пережил несколько войн, <...> которые были спровоцированы, начаты террористами, которые пытались взять под контроль этот регион России». МИД РФ высказался куда жёстче. По словам Марии Захаровой, открытие парка имени лидера чеченских сепаратистов, президента самопровозглашенной Чеченской Республики Ичкерия Джохара Дудаева в Турции противоречит духу российско-турецких отношений и взаимовыгодного сотрудничества, и Москва надеется, что эти сигналы Анкара воспримет со всей серьезностью. По ее словам, попытки увековечить имя Джохара Дудаева «недопустимы и требуют, безусловно, самого решительного осуждения всем международным сообществом - мы должны быть здесь едины. Они напрямую противоречат духу российско-турецких отношений и в том числе взаимовыгодного сотрудничества". Только вот вряд ли слова Кадырова действительно представляли собой исключительно «эмоциональную реакцию». И не так уж важно, на чьей стороне был его покойный отец во времена Дудаева. Просто «пехотинец Путина» вряд ли позволил бы себе «наскакивать» на Эрдогана без соответствующей «отмашки» Кремля. Особенно с учетом «особых отношений» Москвы и Анкары. И вот тут уже, прежде всего, изрядную пищу для размышлений дают новости с украинского трека. СМИ накануне распространили сенсационную новость: Турция может принять участие в натовской операции на Донбассе, а возможно, что и возглавить ее. Во всяком случае, журналистам стало известно о разработке Западом варианта переброски специального военного соединения численностью 35-40 тысяч на базе Сил быстрого реагирования НАТО (NRF), а в качестве основы рассматривается Объединенная оперативная группа повышенной готовности (VJTF). Члены НАТО поочередно командуют VJTF, и в 2021 году командование находится у Турции. В эти утечки можно, конечно, верить или не верить. Но о том, что ради хороших отношений с РФ в Анкаре не станут жертвовать отношениями с Украиной, в Турции предупредили вполне официально. Выступая на заседании Академии международной безопасности в режиме видеоконференции, глава МИД Турции Мевлют Чавушоглу обрушил на Кремль впечатляющий «холодный душ»: «Конфликт Россия-Украина и Россия-НАТО достигли опасных масштабов. То, что у нас с Россией всеобъемлющие отношения, не означает, что мы будем игнорировать наши принципы и близкие отношения с Украиной". На фоне поставок Украине «Байрактаров», пристального внимания Турции к положению крымских татар и неоднократных заявлениях, что Анкара не признает аннексии Крыма, слова Чавушоглу получают понятное прочтение. С учетом той роли, которую играет Турция на Чёрном море и в таком вопросе, как пропуск в Чёрное море кораблей стран-членов НАТО, не имеющих туда собственного «выхода» — тем более. Но, возможно, не меньшую пищу для размышлений дает еще одна новость. По информации «Анадолу», в Хакасии при проведении съёмок задержаны редакторы турецкого издания GZT Назгюль Кенжетай и Эмин Карачак. Они, как уточняется, снимали документальный фильм о жизни тюркских общин в России. Журналистов задержали 16 декабря, вещи конфисковали, отснятые материалы уничтожили. Журналистов должны депортировать, но с 16 по 24 декабря они находились в Абаканском изоляторе временного содержания для иностранных граждан. По последним сообщениям, суд все же постановил выпустить их из-под стражи, и журналистам, скорее всего, будет позволено покинуть пределы РФ самостоятельно. Но сам факт их задержания именно сотрудниками центра «Э» по противодействию экстремизму, обвинения в шпионаже и распространении ислама (притом что хакасы — тюрки, но не мусульмане), и, наконец, утверждения, что турецкие журналисты «ведут антироссийскую пропаганду» и «пытаются показать, что тюркские народы живут в тяжелых условиях под российским руководством» — все это дает изрядную пищу для размышлений. Тем более что Кенжетай и Карачака уже задерживали на Алтае и в Якутске. Правда, тогда после выплаты штрафа отпустили, но вот в Хакасии дело приняло серьёзный оборот. А это уже повод вспомнить, как нервно в российском истэблишменте среагировали на ту самую карту Тюркского мира, которую глава МНР Девлет Бахчели подарил президенту Турции Реджепу Тайипу Эрдогану. Дмитрий Песков, который, напомним, знает турецкий язык, долго работал в Турции и, судя по всему, является неофициальным ответственным лицом за турецкое политическое направление, комментируя появление этой карты, напомним, заявил, что считает нормальным «пестование» Анкарой идей тюркского мира, а затем добавил: «Единственное, могу сожалеть, что на карте все-таки не стоит большая красная звезда в центре тюркского мира. Он не в Турции, он на территории Российской Федерации, на Алтае — в том священном месте для любого тюрка, откуда они и пошли родом. Это я как тюрколог говорю». Но, как показывает задержание турецких журналистов именно в Хакассии, та подаренная Эрдогану карта Москву изрядно напугала. Возможно, это еще не доказательство для суда, что задержание ректора Казанского университета Ильшата Гафурова — звено той же цепи, тем более что обвиняют Гафурова не в экстремизме, а в причастности к заказному убийству. Но в РФ, судя по всему, уже начинают осознавать реальный риск, скажем так, дезинтеграционных процессов. Во всяком случае, Путин, поздравляя около недели назад своих бывших коллег по спецслужбам с Днём чекиста, назвал экстремизм «главной угрозой единству России». До последнего времени самым «неспокойным» регионом здесь считался Северный Кавказ, но теперь, похоже, в фокусе внимания уже тюркоязычные регионы. Только вот дело в том, что репрессии — не самый надёжный способ удержать единство страны. Нурани