Hitler Almaniyası SSRİ-yə qalib gəlsəydi, Azərbaycanı nə gözləyirdi? – Tarixçilərdən CAVAB

2019-cu il sentyabr ayının İkinci Dünya Müharibəsinin başlanmasının 80-ci ildönümü tamam olacaq. Almaniyanın Polşaya hücumu ilə başlayan müharibə, sonrakı illərdə miqyasını genişləndirdi. İkinci Dünya Müharibəsinin ayrılmaz hissəsi 194-1ci il iyunun 22-də Hitler Almaniyasının Sovet İttifaqına qəfil hücumu ilə başlayan Böyük Vətən Müharibəsidir.

Üzərindən onilliklərin keçməsinə baxmayaraq, müharibə ilə bağlı fərqli görüşlər, təzadlı məqamlar çoxdur. Azərbaycanda zaman-zaman cəmiyyıətin müxtəlif simaları, sosial şəbəkələrdəki qruplarda Hitler Almaniyasının SSRİ üzərində qalib gəlməsinin Azərbaycan üçün daha uğurlu variant kimi təqdim olunduğuna rast gəlirik. Alternativ tarix tərəfdarları almanların azərbaycanlılara xoş münasibət bəsləyəcəyini, hətta o zamanlar Azərbaycanın müstəqilliyini bərpa edəcəyini iddia edirlər.

Modern.az məsələ ilə bağlı peşəkar tarixçilərin fikirlərini öyrənib.

Tarix üzrə elmlər doktoru Cəmil Həsənli həmin insanların yalnış düşündüklərini söyləyib. Tarixçi alman faşizminin sovet kommunizmindən daha təhlükəli olduğunu düşünür.

“Bütün mütərəqqi bəşəriyyət faşizmə qarşı mübarizə aparırdı. Hesab edirəm ki, faşizmin əsarətinə düşmək, komminizmdən daha betər sistemlə qarşılaşmaq demək idi. O zamankı Almaniya, bügünkü Almaniya deyildi, sözün əsl mənasında faşist Almaniyası idi. Həmin Almaniyada ölüm düşərgələri var idi. Belə bir sisteminin müstəmləkəsinə düşmək Azərbaycana yaxşı bir şeylər vəd etməzdi. İngilislər, fransızlar, amerikanla, yəni dünyanın taleyini həll edən böyük xalqlar da faşizmə qarşı mübarizədə birləşmişdilər. Onlara müttəfiqlər deyirdilər. Həmin dövrdə faşizmin əsarətinə düşməyi arzulamaq yaxşı bir niyyət deyil”.

Tarix üzrə fəlsəfə doktoru, Bakı Dövlət Universitetinin dosenti Kərəm Məmmədov də Almaniyanın Dünya Müharibəsində qələbə qazanacağı təqdirdə, almanların ali irq kimi türk və slavyan xaqlarını qul edəcəyini söyləyir.

“Bilirsiniz ki, tarix elmi də subyektivliyi sevmir. Bircə anlıq təsəvvür edin ki, Almaniya SSRİ yə qalib gəlib. İndi gəlin Almaniyanın planlarına baxın. Hitlerin Qafqazla bağlı iki planı olub. Birincisi Şimali Azərbaycan tutulandan sonra, Mərkəzi Tiflis olan reyxskansler yaranmalı idi. Həmin reyxskanslerə də Azərbaycan tabe etdirilməli idi. İkincisi isə əgər Türkiyə müharibəyə daxil olardısa, o zaman Azərbaycan Cənubla birlikdə “ Böyük Türküstan” deyilən bir dövlətin tərkibinə qatılmalı idi. Təbii ki, mərkəzi də Almaniyaya tabe olmalı idi. Hər halda heç biri Məmməd Əmin Rəsulzadə qədər ağıllı deyil. Bilirsiniz ki, Məmməd Əmin Rəsulzadə əməkdaşlıq haqqında təklif etmişdi. Lakin sonradan Rəsulzadə 1943 cü ilin avqust memorandumundan əl çəkdi. Bildirdi ki, biz fasiştlərlə əməkdaşlıq edə bilmərik. Nəzərə alın ki, Almaniyanın qələbə qazanması bizə xeyirli nəticələr qazandırmazdı. Ona görə ki, faşizmin əsas ideologiyası ondan ibarətdir ki, ari xalqları üstün tutulmalı, slavyan, türk xalqları isə bunlara qul olmalı idi. Ari deyəndə, indiki İranda yaşayan farsları da o qrupa daxil etdilər. Hətta Berlin, Bakı , Bombey üçbucağı adlı bir layihələri də var idi ”.

Tarixçi almanlarla döyüşlərdə 300 min soydaşımızın həlak olmasını unutmamalı olduğumuzu da xatırladıb.

“Keçmiş SSRİ-də 15 respublika var idi. Bu respublikalar içərisində Azərbaycanın özünün gerbi, bayrağı və bəlli formada bir ərazisi də vardı. Faşist Almaniyasının bizə qoşulması nəyi yaxşı olardı ki? Düşünürəm ki, belə bir halın olması müharibədə həyatlarını və sağlamlıqlarını itirmiş 300 minə yaxın insana qarşı bir təhqir olardı. M.Ə.Rəsulzadə bu işdə iştirak etməyibsə, demək faşist Almaniyasının qələbəsi Azərbaycan üçün heç də yaxşı nəticələr qazandırmazdı”.

Tarix üzrə fəlsəfə doktoru Nəsiman Yaqublu isə söyləyir ki, Almaniya qalib gəlsəydi, Azərbaycana müstəqillik verməyəcəkdi.

“Əslində müharibənin tarixi nəzəri əsasları 1939 cu ilin avqust ayının 23 də qoyulub. Ancaq əməli şəkildə 1939 cu ilin sentyabrın 1 də başlayıb. Çünkü o vaxtlar Almaniya və SSRİ öz maraqları çərçivəsində Avropanı iki yerə bölüblər. O vaxtlar Azərbaycan SSRİ- nin tərkibində idi. Yəni burda bizim müstəqillikdən danışmağa heç bir əsasımız yoxdur. SSRİ- nin məğlub olacağı təqdirdə, təkcə Azərbaycan yox, Ukrayna, Gürcüstan və digər bölgələr də Almaniyanın öz maraqları çərçivəsində yaşamaq məcburiyyətində qalmalı idi. Yəni Almaniyanın planında bu respublikalara ayrıca müstəqillik vermək niyyəti yox idi. Hətta bu barədə Alfred Rozenberqin xüsusi planları olmuşdu”.

Tarixçi yalnız müharibənin son illərində məğlub duruma düşən almanların Azərbaycana və Gürcüstana müstəqillik sözü verdiyini xatırladıb.

“O zamanlar tabeçilikdə olan dövlətlərin əsas maraqları o idi ki, bolşevizmdən necə xilas olaq? Heç olmasa xalqı represiyyalardan azad edək. Almaniya 1945 ci ildə Gürcüstan və Azərbaycanın tanınması haqqında qərar verdi. Burda artıq dəyişkən bir fikir formalaşdı. İlk olaraq, Azərbaycanı müstəqil bir dövlət kimi tanımayan Almaniya, indi onu tanımağa başladı. Artıq Almaniyanın vəziyyəti getdikcə pisləşirdi, müharibənin sonlarına yaxın məğlubiyyətə uğrayacağı aydın idi. SSRİ- nin müharibədə qalib gəlməsinin əsas göstəricisi o idi ki, Qərb dövlətləri Amerika və İngiltərə ona kömək etdi. Çünki bu dövlətlər də Almaniyanın SSRİ ni məğlub etsə, birbaşa onları da işğal edəcəyini düşürürdü. Təbii ki, müstəqillik verməyəcəkdilər. Onların məqsədləri bu əraziləri özlərinin istədikləri kimi idarə etmək idi. Amma necə idarə edəcəkdi? Onlar da Stalin və bolşeviklər kimi insanları kütləvi şəkildə qətlə yetirəcəkdilər yoxsa müəyyən azadlıqlar verəcəkdilər? Bax bu məsələləri fikirləşdikcə, cavab vermək də çətin olur”.

Tarix

Nəşr edilib: 2019/08/24 17:37

Baxış:2103


XƏBƏR LENTİ

2020/02/26 0:28

2020/02/26 0:14

2020/02/25 16:07

2019/08/24 17:37

2020/02/25 15:57

2020/02/25 15:56

2020/02/25 15:49

2020/02/25 15:45

2020/02/25 15:36

2020/02/25 15:34

2020/02/25 15:30

2020/02/25 15:05

2020/02/25 14:16

2020/02/25 14:02

2020/02/25 13:45

2020/02/25 13:44

2020/02/25 12:50

2020/02/25 12:37

2020/02/25 12:30

2020/02/25 12:05

2020/02/25 11:56

2020/02/24 17:58

2020/02/24 17:21

2020/02/24 17:18

2020/02/24 17:08

2020/02/24 17:05

2020/02/24 16:25

2020/02/24 16:13

2020/02/24 16:10

2020/02/24 15:54

2020/02/24 15:35

2020/02/24 15:00

2020/02/24 14:44

2020/02/24 14:08

2020/02/24 13:58

2020/02/24 13:40

2020/02/24 13:37

2020/02/24 13:28

2020/02/24 13:10

2020/02/24 12:52

2020/02/24 12:15

2020/02/24 12:03

2020/02/24 11:20

2020/02/24 10:34

2020/02/24 10:19

2020/02/24 10:17

2020/02/24 10:14

2020/02/24 10:06

2020/02/24 10:00

2020/02/24 9:42

Почему Армения суетится на нахчыванском направлении?

Внешнюю политику каждого государства, как известно, определяет первое лицо. В Армении по известной причине это Никол Пашинян, который не перестает удивлять извержениями изобретательности. Презентованная им на Мюнхенской конференции безопасности теория превращения микро-революций в мини и макроформаты – это нечто из серии продуктов запутанного сознания. Не важно, что его словесный сумбур с ворохом вымышленных «фактов» запутал аудиторию. Важно, что он, как достойный представитель команды мыслителей, остался при своих убеждениях. Главным для них, как известно, является не то, что утверждает наука и история, а то, что они всучивают другим в безапелляционной манере. В попытке убедить публику в том, что первопричиной карабахского конфликта является непомерное желание местных армян самоопределиться, он сам же себя дезавуировал, признав, что сын его служит на стороне сепаратистов. В столь алогичном духе строится вся наперсточная дипломатия, которая переставляет с ног на голову очевидные, давно доказанные исторические истины. Но не в этом интрига, а в том, какой геополитический прок получает истеблишмент от переосмысления новых разворотов. Визит в Баку президента Турции Реджепа Эрдоган всерьез встревожил армянских политиков в контексте региональной проблематики, где Иреван, будучи пятым, да еще и поломанным колесом телеги, пытается выставить себя в роли ключевого звена. Они представляют реалии так, будто все в регионе крутится вокруг Армении, и в ее силах придать трендам динамику, или же и вовсе их заблокировать. Не вооруженным глазом видно, как на фоне обострения отношений между Россией и Турцией армянский истеблишмент одолевают нешуточные страхи. В Иреване больше всего боятся, что Баку и Анкара могут приступить к совместной операции по нейтрализации регионального фактора дестабилизации, в роли которого выступает армянский экспансионизм. Когда на сирийском театре военных действий произошел инцидент с подбитием турками российского военного самолета, на горизонте замаячил критический фон, и тогда в Иреване пережили ужас. Они осознают, что в случае безудержной эскалации с участием двух важных игроков буквально могут остаться под ногами. Армения не располагает геополитической массой, которая гарантировала бы ей безопасное существование. К тому же, в случае обострений в регионе вероятность вступления в игру Баку может обрести для Иревана  угрожающий характер. Ведь Азербайджан реально влияет на события и процессы. В 2015 году в самый разгар турецко-российского обострения Баку, как и подобает игроку с геополитическим весом, сыграл ключевую роль в нормализации обстановки. Слово президента Алиева было услышано в Анкаре и Москве, в результате чего обстановка вернулась в нормальные русла. Значение Баку доказало свою состоятельность.   На этом фоне никто и ничто не напомнило о существовании Армении, как о стране, способной повлиять на ход событий. Нет у этого государства потенциала субъектности, чтобы сформировать хотя бы вокруг себя нечто наподобие порядка. Гарантом существования страны является статус форпоста. На большее она не тянет. Не потому ли, что строго заточена на распространение пространства хаоса? Вполне возможно. И что тут обсуждать, коль страна загнала себя в черный двор региональной политики. Прошедшая недавно в Баку встреча высших военных чинов России и НАТО вновь показала значимость Азербайджана в разрешении сложных вопросов актуальной повестки. Вектор равноудаленности от мировых центров сил, которого придерживается Баку, ключевой элемент политики страны. Азербайджан безоговорочно принимают главные игроки глобального действа, и нет никаких оснований утверждать, что какая-либо сторона вынашивает планы использования Баку в геополитической многоходовке. Армения же, как была, так и остается черной дырой, этаким региональным  ничто, которую центровые игроки расценивают не иначе, как расходную данность. Бросовая особенность армянской субстантивности ни в ком не вызывает сомнений. Геополитический ширпотреб не может претендовать на сколь-нибудь значимую роль. Невзирая на это, Иреван продолжает искушать судьбу, испытывать терпение Азербайджана, проявляя больные пристрастия на нахчыванском направлении. В связи со вспышкой коронавирусав в регионе автономия неожиданно оказалась в трудной ситуации. Соседние Турция и Иран пересматривают   схемы перемещения людей, транспорта  и грузов в близости с Нахчываном. Этим не преминули воспользоваться армяне, которые не упускают возможности для раскрутки новых спекуляций по вопросу сложившихся границ. Видать сознание определенных армянских кругов съехало на периферию рассудка, раз в ход пошли фантазии относительно юрисдикции, дальнейшей судьбы азербайджанской автономии. Только больное воображение может утверждать, будто «срок пребывания Нахчывана в составе Азербайджана» подходит к концу». Намеки делаются на столетие российско-турецкого договора от 1921 года. Даже если допустить, что договор не будет пролонгирован, это ничего не поменяет. Как будет строить свое будущее Нахчыван, будет ли он дотироваться из центрального бюджета Азербайджана, или нет, решать Баку. Ни одна страна не в состоянии пересмотреть статус автономии, или же подвергнуть его сомнению. В случае проявления милитаристской истерии в южном направлении Армения получит такой удар, что мало не покажется. Автономия не только в состоянии преподать урок агрессору, но и способна расширить свои территории за счет исконных азербайджанских владений, которые сто лет назад отошли Армении ради создания искусственного образования пришлым хаям. Уж лучше не будить лиха и не рисковать тем, что перепало в виде подарка судьбы. Тофик Аббасов, аналитик

Решетки для Елены Шуваевой-Петросян

Война — это всегда горе, это гибель людей, сироты, инвалиды, это разрушенные дома. А еще это тяжелый, порой невосполнимый ущерб культурному наследию, в том числе и всемирному. Выступая на дебатах по Карабаху в Мюнхене, президент Азербайджана Ильхам Алиев напомнил: «…Все азербайджанцы в Нагорном Карабахе и нашем древнем городе Шуше подверглись этнической чистке. Затем все азербайджанцы подверглись этнической чистке в 7 районах. Армяне совершили геноцид против нашего народа, нашей культуры, разрушили наши мечети, кладбища, переименовали наши города. Они издали карту Нагорного Карабаха, состоящую из всех оккупированных в настоящее время территорий. После этого они утверждают, что мы должны согласиться со всеми этими реалиями». Фонд Гейдара Алиева совместно с МИД Азербайджана еще больше 10 лет назад подготовил и издал книгу «Война против Азербайджана: мишень — культурное наследие». Где строго документально, с доказательствами, фотографиями и спутниковыми снимками, рассказывается о ценнейших исторических памятниках, уничтоженных оккупантами. На захваченных азербайджанских землях разграблены музеи, картинные галереи, школы… И это еще не все. Захваченные Арменией в Карабахе города и села стали еще и ареной мародерства. А вот один из его эпизодов заслуживает особого рассказа. Есть в армянской политической тусовке такой персонаж —Елена Шуваева, она же, в зависимости от ситуации, Елена Шуваева-Петросян, член союза писателей Армении и руководитель пресс-службы Российского центра науки и культуры в Иреване. И вот эта дама описывает свой визит в оккупированную азербайджанскую Шушу, которую называет на армянский лад — «Шуши». Где ее, в числе прочего, поразили и старинные, узорные кованые решетки на окнах домов: «Дома в Шуши украшены кованными решетками, которые местные жители называют «панджарой» (а на грузинском «панджара» — окно). Красивые витые решетки. Не залюбоваться ими невозможно. У нас с Арамом случился приступ  «панджаромании». Мы ходили от окна к окну и подолгу завороженно стояли. Тогда я озвучила крамольную мысль: «Ох, как бы я хотела иметь такую решетку!»» Вообще-то «панджара» — это «окно» не только на грузинском, но и на азербайджанском языке. А вот на армянском «окно» — это «патухани». Но госпожу Шуваеву такая неудобная лингвистика не интересует. Тем более она не задумалась, что такие кованые решетки — это как раз традиционный элемент азербайджанской архитектуры. Но самое примечательное, вернее, самое отвратительное — в другом. Когда мадам Шуваева-Петросян покидает Шушу, в багажнике автомобиля уже находятся заботливо укутанные две «панджары». Милый сувенир из разрушенного города. А еще — вещественное доказательство, что занималась Елена Шуваева-Петросян в оккупированной азербайджанской Шуше очевидным и неприкрытым мародерством. Наверное, можно было бы если и не оправдать, то по крайней мере объяснить, если бы таким мародерством, да еще по горячим следам захвата города, занимались бы солдаты чего-то вроде «штрафных батальонов», мобилизованные в армию уголовники и прочая такого же пошиба публика. Но здесь, во-первых, все происходит не по горячим следам оккупации Шуши. А во-вторых, занимается этим дама, которая по ту сторону линии фронта считается уважаемой, культурной и интеллигентной. За такое в цивилизованном обществе Елене Шуваевой-Петросян, без сомнения, пришлось бы смотреть на мир сквозь совсем другие и далеко не такие красивые решетки. Но это в цивилизованном обществе. А вот по ту сторону линии фронта, причем не только в самом «форпосте», но и со стороны его хозяев, Шуваева-Петросян остается вполне себе «рукопожатной» персоной. Российский центр науки и культуры по-прежнему держит эту даму, занимавшуюся мародерством, на должности своего пресс-секретаря. Российско-армянский университет приглашает ее на роль модератора круглого стола, посвященного Грибоедову. Она даже ведет в Иреване «Диктант Победы». И что же —организаторы всех этих акций — а это уже представители не только и не столько Армении, сколько России — просто не в курсе, с кем имеют дело? Они не читали ее «карабахских» дневников, всеми мыслимыми и немыслимыми способами растиражированных в Армении? Или…считают, что все нормально? И что можно смотреть на мир через ворованную «панджара» чужого дома, который его законные хозяева когда-то построили, жили в нем, а теперь они в лучшем случае изгнаны, в худшем — убиты, и все это — только потому, что родились азербайджанцами, а их земля приглянулась армянам? И да, можно ли рассчитывать на успех переговоров с такой страной, как Армения, и с таким посредником, как Россия?  Нурани, политический обозреватель 

Идлиб: как Путин угодил в сирийский капкан

Ситуация в Сирии — в состоянии «обратного отсчета». Президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган заявил, что «операция в Идлибе может начаться в любой момент». Он добавил, что «Турция не оставит Идлиб режиму Асада и его сторонникам", и теперь «у режима остались считанные дни на то, чтобы прекратить свою агрессию в Идлибе и отступить к территориям, определенным в сочинском соглашении. Это - наше последнее предупреждение». И еще дал понять, что заручился поддержкой США. Эрдоган не блефует — США действительно объявили о поддержке своего союзника — Турции — в Сирии, возложив ответственность за обострение ситуации на Россию и режим Асада. В Москве в явной растерянности. Пресс-секретарь президента РФ Дмитрий Песков назвал операцию турецких войск «худшим сценарием». Глава МИД Сергей Лавров уже заговорил о том, что Сирия, дескать, проводит силовую операцию на своей территории, на что имеет полное право. Но, во-первых, за Сергеем Викторовичем не замечалось такого уважения к границам и суверенитету, когда речь шла об Азербайджане, Грузии или Украине. А во-вторых, в данном случае надо бы держать в голове не только границы, но и сочинские соглашения, подписанные, кстати говоря, и Россией. Но вот что примечательно. Если в Турции прямо обещают масштабную военную операцию, а бронетехника движется к Идлибу едва ли не в прямом эфире, то Москва воздерживается от конкретики, какие именно шаги последуют за ее столь грозными заявлениями. И честно говоря, за этой паузой проглядывает растерянность. События в Сирии явно пошли не по тому сценарию, который рисовала для себя Москва, и теперь в первопрестольной заново анализируют ситуацию и ищут варианты. В самом деле, вначале все вроде бы шло как надо. Башар Асад при поддержке РФ продолжал «зачистку» Идлиба, Турция призывала остановиться, перебрасывала, правда, на север Сирии войска и бронетехнику, но сирийские части постепенно продвигались вперед, так что в Москве не сомневались: Турция «сдалась», разве что не признает этого публично. Но теперь Эрдоган дает понять, что настоящая «силовая разборка» с Турцией еще и не начиналась.  И если Асад не отступит, то Анкара обрушит на него всю свою военную мощь. Для Москвы это тяжелый стратегический просчет. Сирия — это как раз тот конфликт, где значение имеет не общая военная мощь, не наличие (или отсутствие) ядерного оружия или авианесущих крейсеров, а именно готовность бросить на поле боя серьезные ресурсы. А в Кремле, как показывает практика, банально недооценили решимость Анкары защищать свои интересы на сирийском поле. Вряд ли это было так уж неожиданно. Для Турции Сирия — это «задний двор». А спектр угроз вовсе не ограничивается риском, что в страну в дополнение к трем с половиной миллионам сирийцев хлынут новые беженцы. Официальный Дамаск открыто поддерживает террористов РКК. Более того, в те же дни в эфире «Вестей», где «несогласованного» мнения не появляется в принципе, замелькал Виктор Надеин-Раевский, старший научный сотрудник ИМЭМО им. Е.М. Примакова РАН, директор Института политических и социальных исследований Черноморско-Каспийского региона, который принялся рассуждать, будто бы «турки решили воспользоваться слабостью Сирии, чтобы отхватить еще один кусок турецкой территории». По версии идейного наследника Примакова, «первый кусок они отхватили в тридцать девятом году, создав так называемое Государство Хатай, в которое нагнали 65 тысяч турок, и на референдуме они проголосовали за присоединение к Турции. Теперь это не Александретта, а Искендерун, ну, знаем военную базу «Инджирлик»» и т.п. Можно, конечно, напомнить эксперту, что база «Инджирлик» находится не в Искендеруне, а в Адане, которая никогда не входила в состав вилайета Хатай. И что в 1939 году такого государства, как Сирия, еще не существовало, а была французская колония, созданная по соглашению Сайкса-Пико на территориях, ранее входивших в Османскую Империю. Но сегодня режим Башара Асада предъявляет на Хатай территориальные претензии, именно в небе над Хатаем турецкие ВВС сбивают российский бомбардировщик, и после словоизлияний Надеина-Раевского уже не получится не спросить: это частное мнение или «месседж»? Россия готова поддержать сирийские претензии на турецкую территорию? Эти претензии охватывают только Хатай или заодно в Кремле решили «прихватизировать» еще и Адану, где расположена и база «Инджирлик», и Джейханский терминал? На Адану, кстати, уже давно существуют армянские претензии, и не было ли спешное и карикатурное признание режимом Башара Асада «геноцида армян» частью этой «мышиной возни»? И это не те вопросы, от которых можно просто отмахнуться. Тем более этого не станут делать в военных штабах. Другой вопрос, готовы ли в России выдержать ту стратегию, на которую «замахнулись». Продолжать оказывать Асаду поддержку в прежнем объеме — слишком рискованно. Теперь это грозит полномасштабным столкновением с Турцией, в которое к тому же могут втянуться и ее союзники по НАТО. В переводе — политические осложнения, все новые и новые ресурсы, которые придется «бросать в топку», наконец, «груз 200» и вопросы, «что мы вообще забыли в этой Сирии» и «за что там умирают наши ребята». Можно, конечно, попытаться открыть «дипломатический торг» и попытаться вновь договориться с Анкарой. Но, во-первых, теперь Москве придется вести переговоры не с лучших позиций. А во-вторых, найти подходящий предмет для торга, точнее, поле для уступок. А это может оказаться не только Ливия, но и Южный Кавказ. Особенно на фоне признания Асадом «геноцида армян» и намеков России на Адану. И самое главное, очевидно, что время, когда Москва могла выйти из сирийской ловушки без потерь для себя, уже безнадежно упущено. Нурани, политический обозреватель