İlham Əliyev yeni təyin etdiyi icra başçıları ilə görüşdü – FOTO

Azərbaycan Respublikasının Prezidenti İlham Əliyev Rüstəm Xəlilovu Hacıqabul Rayon İcra Hakimiyyətinin başçısı, Vüqar Novruzovu Naftalan Şəhər İcra Hakimiyyətinin başçısı vəzifələrinə təyin olunması ilə əlaqədar qəbul edib.

Bununla bağlı AZƏRTAC məlumat yayıb.

RƏSMİ

Nəşr edilib: 2019/12/04 16:57

Baxış:262


XƏBƏR LENTİ

2020/08/14 13:52

2020/08/14 13:32

2020/08/14 13:00

2019/12/04 16:57

2020/08/14 12:00

2020/08/14 11:51

2020/08/14 11:22

2020/08/14 11:15

2020/08/14 11:05

2020/08/14 10:55

2020/08/14 10:41

2020/08/14 10:41

2020/08/14 10:39

2020/08/14 10:31

2020/08/14 10:25

2020/08/14 10:21

2020/08/14 10:16

2020/08/14 10:15

2020/08/14 10:11

2020/08/13 18:12

2020/08/13 16:18

2020/08/13 15:32

2020/08/13 15:30

2020/08/13 15:23

2020/08/13 14:53

2020/08/13 14:23

2020/08/13 13:40

2020/08/13 13:27

2020/08/13 13:06

2020/08/13 12:58

2020/08/13 12:56

2020/08/13 12:55

2020/08/13 12:50

2020/08/13 12:48

2020/08/13 12:46

2020/08/13 12:35

2020/08/13 12:02

2020/08/13 11:59

2020/08/13 11:57

2020/08/13 11:55

2020/08/13 11:54

2020/08/13 11:52

2020/08/13 11:50

2020/08/13 11:48

2020/08/13 11:48

2020/08/13 11:38

2020/08/13 11:33

2020/08/13 11:31

2020/08/13 11:28

2020/08/12 21:22

Алиев возложил ответственность на Москву

Трудно оспорить вывод о стремительном изменении современного мира, где многое переформатируется вопреки ранее озвученным прогнозам. Последствия исторических процессов всегда оставляли за собой массу недовольств и нереализованных ожиданий. Главной причиной тому являлось, да и сегодня продолжает являться, значение фактора силы. Он, этот фактор, имеет обыкновение менять многое  согласно не здравой логике, а вопреки ей. Так устроен мир, где право сильного правит балом, и с этим ничего не поделать. Относительное равновесие создается после того, как деструктивный потенциал вырабатывает свой ресурс. Но все ли желают перемен, привнесения новизны в то, что кажется алогичным и несправедливым? Если судить об этом по умонастроениям политических элит, то невольно можно прийти к выводу, что самый закостенелый кластер ретроградов и консерваторов как раз составляют политики, для которых проверенным оружием является мощь хитросплетений, поставленных на службу размещения собственных интересов. Президент Азербайджана Ильхам Алиев имел телефонный разговор с президентом России Владимиром Путиным не только ради того, чтобы проинформировать собеседника о масштабах потерь, к которым привел Товузский инцидент, но и об опасности бряцания оружием, чем постоянно увлекается Ереван. Азербайджанский лидер ясно дал знать российскому коллеге, что его страна играет против установленных правил, и это не подобает региональному лидеру. Мало того, что Армения при поддержке Москвы держит Кавказ на медленном огне напряжения, и в любой момент ее авантюризм может повлечь за собой большой взрыв, она же, чувствуя спину сюзерена, закладывает основы новых потрясений. Вряд ли России от этого может перепасть чего-то полезного. Армения и армяне, сохраняя верность амплуа разыгрываемых, покорно выполняют возложенную на них миссию разрушителей стабильности. Список преступлений, за которыми стоит их зловещий стиль, бесконечный. Товузский эксцесс – последний. Пока последний... Если Ереван удостаивается столь вопиющего внимания от хозяина, он и дальше будет искушать судьбу на почве больной идеи расширения жизненного пространства.   С появлением в регионе (после переселения) в начале девятнадцатого столетия, они так и не научились жить в мире и согласии с соседями. Видать, им это умение не дано. Очевидно, что им безмерно импонирует то, что в горячей повестке за пресловутым «армянским вопросом» держится прочное место. Мир вокруг меняется, а они нет. Но, неужели они могли бы все время держать в напряжении кавказское пространство, не будь за ними военной и политической поддержки бывших метрополий и нынешних мировых лидеров? Естественно, нет. Кавказ по милости центров сил превратился и поныне остается зоной нестабильности. Если в руки бесноватой массе дается оружие, ждать от нее чего-то дельного не приходится. Собственно, на это и рассчитывает щедро дающий, которому нет дела до того, как разворачиваются события внутри собственного общества. Главное заварить кашу во внешней среде, извлекать сомнительные дивиденды от чужих конфликтов. Но позволяет ли это пополнять дефицит баланса во внутренней политике?    Поставки новых вооружений агрессору были обговорены еще до 12 июля 2020 года, когда армянская артиллерия нарушила покой в западной части Азербайджана. Такие вопросы в одночасье не решаются. Сначала бывают запросы, потом рассмотрения и согласования, а далее после санкций первых лиц операции переходят в стадию имплементации. Можно смело заключить, что за новой попыткой дестабилизации положения в регионе стоит не только Армения, но и Россия. В те дни, когда в Товузе шли бои, российская военно-транспортная авиация доставляла в Армению современные образцы оружия Выявились еще и «благородные труды» другого сопредседателя Минской группы ОБСЕ – Франции, у которой сложились непростые трения с Турцией на почве конфликтов в Ливии, Сирии и Средиземном море. Анкара и Париж находятся по разные стороны баррикад, и, учитывая, что ныне человеческое общество всюду становится свидетелем широкого применения сил и средств прокси-войн, становится ясно, что нанесение ущерба противнику где угодно и как угодно, подпадает под свод правила «цель оправдывает средства». С Францией с ее проармянской любовью все понятно, как понятно и то, что для политического истеблишмента этой страны маслом по сердцу участие Еревана в движении франкофонства. К слову, критерием для вступления в организацию является не столько владение французским языком, а сколько культурные связи с Францией. Если вспомнить, что главным девизом организации служит французский клич «равенство, взаимодополняемость и солидарность», становится предельно ясно, какие роли распределяет Париж между партнерами-франкофонами. Армения и тут выделяется характерным образом, навыками заплечных дел. По части позиционирования Москвы не понятно другое. Она поневоле потакает коллективному Западу, который грозится устроить России не сладкую жизнь по всему периметру постсоветского пространства методом разжигания многочисленных этно-территориальный и прочих конфликтов. Получается, российские политические круги за некоторым исключением, подыгрывают внешним оппонентам, подливая масло в огонь армяно-азербайджанской войны в угоду ожиданий Вашингтона и его друзей. Президент Ильхам Алиев, отметив, что целью последней военной атаки Армении стало желание вовлечь в армяно-азербайджанский конфликт третьи стороны, по сути, предостерег главу северного соседа от необдуманных действий. Может кому-то за пределами Азербайджана не по душе равнение Баку на волну равноправного сотрудничества, но это единственно рациональный аргумент, с помощью которого медленно, но верно идет оздоровление обстановки на Кавказе и вокруг него. Смысл императивов Ильхама Алиева Владимиру Путину предельно ясен. Азербайджан не позволит Армении накалять обстановку на Кавказе, и если дело дойдет до войны, Баку ответит жестко. Ответственность за риски в случае форс-мажора падет не только на Ереван, но и его заступников, которым слабо играть по правилам. Времена изменились, и многое ныне проистекает в прозрачном режиме, где ясно видно, кто на какой стороне и за какие идеалы выступает. Тофик Аббасов, аналитик

Консолидированный ответ Баку и Анкары менторам

Динамика азербайджано-турецких отношений продолжает будоражить умы общественных и политических сил Армении, выступая в виде перманентного раздражителя. Особую озабоченность в стране, играющей роль возмутителя спокойствия на Кавказе, вызывает военно-политический сегмент взаимодействия Баку и Анкары, потому как он превратился в фактор регионального значения. Последние события в Товузском районе, где Ереван попытался спровоцировать новый виток эскалации ради реализации экспансионистских целей, обнажили эфемерную сущность  армянской субъектоности. Ереван осознал, что план легитимации сепаратистского режима Нагорного Карабаха окончательно рухнул. Ввиду этого онсогласился на перезагрузку ситуации, заручившись подрядом на подрыв стабильности от внешних сил. Это факт, что Армении не дают покоя показатели роста азербайджано-турецких отношений, в чем страна-агрессор видит угрозу своим интересам. Но не один Ереван озабочен растущими значениями сотрудничества Баку и Анкары. На подрывной почве армяне, как заправские разрушители, охотно предлагают себя внешним акторам, интересам которых отвечает ослабление трендов, способствующих росту возможностей Азербайджана и Турции в сохранении стабильности и порядка в Южном Кавказе, где геополитические реалии стремительно меняются. Если еще лет пятнадцать-двадцать назад мировые лидеры рассматривали планы своего присутствия в регионе сквозь призму исключительно собственных преференций, то ныне региональная ситуативность претерпела заметные изменения. Суть стратегии Баку в том, чтобы реализовать консолидированные возможности в интересах всех участников геоэкономического процесса, и, в первую очередь, стран региона. Если Азербайджан системно проводит в жизнь политику наступательной интеграции, выстраивая в одну линию интересы конструктивного порядка, то Армения продолжает наводить свои прицелы на дезорганизацию. Опасная политика вражды и ненависти в отношении ближайших соседей, в основном, против Азербайджана и Турции, дает разрушительные всходы, но их удельный вес постепенно минимизируется. Угрозы армянских военных о наличии у них возможностей для уничтожения энергетической и транспортно-коммуникационной инфраструктуры, в которую вложены многомиллиардные инвестиции ряда стран, отчетливо продемонстрировали диаметральную противоположность целей двух стран. Иными словами, Ереван не испытывает ни угрызения совести, ни дискомфорта ввиду того, что выступает антиподом Баку в реализации собственных талантов. Баку и Анкара отдают себе отчет в том, что при наличии фактора реальной угрозы, которую олицетворяет Ереван, актуально напрашивается целенаправленная блокировка разрушительной функции Армении. Мало того, что армянские интересы и ожидания абсолютно не вписываются в контекст усилий и трудов, которыми заняты Азербайджан, Турция, Грузия и другие страны региона, они же выступают в роли транслятора инородных вызовов. Находясь в тупике, Ереван в порыве отчаяния идет на все, чтобы поставить все с ног на голову. Принцип «чем хуже, тем лучше» превратился для него в целевую задачу, потому он нарочито идет на стратегию саботажа с помощью интернационализации рисков. Напряжение глобальной геополитической игры только нарастает, и отзвуки многих мировых проблем дают о себе знать в отдаленных широтах. В Товузских событиях отобразились контуры других конфликтов, в которые вовлечены влиятельные страны. Этого могло и не произойти, не будь у Еревана подлого намерения зажечь пожар большой войны ради привода в глобальную повестку пресловутого «армянского вопроса». Не сработало. Организованная системная политика Турции и Азербайджана по защите стабильности в регионе не позволила армянам и их внешним покровителям подвести горящий фитиль к зоне армяно-азербайджанского противостояния. Азербайджан вышел из Товузского экзамена с честью, преподав агрессору еще один внятный и ощутимый ответ. Но опосредованно Баку ответил и заступникам Еревана, дав понять, что решительно будет отстаивать стабильность, благополучие и покой в регионе, в чем заинтересованы все, кроме армян.   Начавшиеся следом крупномасштабные совместные азербайджано-турецкие военные маневры стали сигналом всем, кому неймется и кто все еще вынашивает планы размещения интересов в регионе посредством разжигания новых противоречий и исторических обид. Все, кто сегодня горюет по случаю триумфального фальстарта Севрского мирного договора (1920), должны помнить, что возврата к прошлому не будет. Мертворожденное детище британо-французско-американской  дипломатии продемонстрировало неспособность влиятельных сил смотреть в глаза правде. По сути, Севрское соглашение, будь оно ратифицировано странами-участницами, окончательно подорвало бы мир в Малой Азии. То был момент исторической истины, что договор потерпел фиаско. С тех пор много воды утекло в Куре и Аразе, и на их берегах активно формируются иные реалии, актуализирующие способность народов создавать свое благополучие собственными идеями и руками, и не вверять судьбу иноземным менторам и чужеродным законникам. Растущее взаимодействие Баку и Анкары воплощает в себе консолидированный ответ всем, кто мыслит по старинке и не желает мириться с очевидными реалиями. Тофик Аббасов, аналитик

Армянский тупик

Бои в Товузе, точнее, их политические и военно-политические итоги, продолжают оставаться «предметом осмысления» политического и экспертного сообщества и в самом регионе, и за его пределами. А эти последствия только начинают «раскрываться». В том числе и в таком деликатном вопросе, как несостоятельность посреднической миссии Минской группы ОБСЕ. Здесь нелишне, конечно, вспомнить классический анекдот из серии про лампочку: «Сколько нужно коммунистов, чтобы заменить перегоревшую лампочку? - Трое, чтобы первичная партийная организация приняла решение. Но они только через 70 лет поймут, что лампочка не горит». О том, что не работает посредничество МГ ОБСЕ, понадобилось «всего» четверть века, но теперь об этом говорят не только азербайджанские официальные лица, политики и политологи, но и эксперты из «третьих стран», включая бывших сопредседателей самой МГ ОБСЕ. Предлагая, разумеется, самые разные варианты реформирования посреднической миссии, включение в число сопредседателей Турции (еще раньше называли Великобританию и Германию), наконец, передачу вопроса на рассмотрение ООН… Только вот несостоятельность Минской группы — не единственное и, возможно, даже не самое серьезное препятствие для переговоров. Азербайджан считает Карабах своей территорией, что, кстати говоря, полностью соответствует номам международного права и признанным ООН границам. А Армения? А тут начинается, пардон, «цирк с непарнокопытными». Официальные представители Иревана то истерично требуют пригласить на переговоры Араика Арутюняна и его подельников, то заявляют, что «необходимо обеспечить безопасность карабахцев», то еще что-нибудь, но сформулировать свою позицию по Карабаху Армения не может. То есть банально боится это сделать. Ни признание оккупационного режима в Ханкенди «независимым государством», ни тем более объявление его частью Армении международный «пипл» не «схавает». Не зря президент Азербайджана Ильхам Алиев подчеркивал: «Пусть Армения, если хватает смелости, признает "Нагорно-Карабахскую республику". Вот я говорю: власти Армении, признайте ее. Признайте сегодня, если не признаете, значит боитесь». Тем более в Армении боятся открыто реализовать аннексию Карабаха. Особенно на примере «крымнаша» и его последствий. Гласно и открыто признать, что Армения, несмотря на территориальные захваты начала девяностых, терпит стратегическое поражение, тоже боятся — но уже, скажем так, «реакции изнутри». И продолжают что-то такое изрекать «по случаю» и «в зависимости от обстановки». А теперь серьезно. В Азербайджане уже по горячим следам подробно разбирали всю эту дешевую демагогию в стиле «я не буду вести переговоры с Карабахом», «Карабах — это Армения, и все!» и т.д. Но теперь речь о другом: как в принципе мировая дипломатия, неважно, в лице Минской группы, ООН или МИДов множества стран, дежурно призывающих к переговорам и поиску мирного решения, представляет себе переговоры со страной, которая не в состоянии внятно сформулировать, чего она хочет? Серьезная дипломатия, как бы помягче, не предусматривает ни «гадания на кофейной гуще», ни «игры в угадайки». Возможно, что «задумку» это в Иреване считали на удивление хитрой. Только вот упустили из виду некоторые детали. Во-первых, эта трескотня вместо дипломатии на удивление красноречиво демонстрирует тот политический тупик, в котором оказалась сегодня Армения. Если свои планы в отношении Карабаха Иреван даже не решается озвучить на публике,…то стоит ли всерьез рассчитывать на их реализацию? Во-вторых, это еще и тест на государственную зрелость, который Армения безнадежно провалила. Официальный Иреван может, конечно, позволить себе не иметь четкой позиции по поводу, к примеру, принадлежности острова Ханс, который делят Дания и Канада, или границ территориальных вод близ архипелага Спратли в Южно-Китайском море, но вот если государство не в состоянии определиться с собственными границами… это уже не государство и даже не форпост. И, наконец, нынешняя иреванская  «игра в угадайки» внешнему миру, и прежде всего Азербайджану, уже надоела. И тогда уже армянские «зинворы» в Карабахе очень скоро окажутся в статусе незаконных вооруженных формирований — со всеми вытекающими и прилетающими в ходе неизбежной «зачистки». И такой вариант становится все более реальным. Нурани, политический обозреватель