İŞİD-in milyardlıq biznes imperiyası: lider öldü, miras kimə qaldı?

Bağdadi öldürüldü. Özü də xüsusi əməliyyat zamanı. ABŞ prezidenti Donald Tramp əməliyyat başa çatandan sonra öz Tvitter hesabında əl-Bağdadinin məhv edilməsi ilə bağlı mesaj da paylaşdı. “Elə indicə çox mühüm hadisə baş verdi”.

Kim idi axı bu Bağdadi və ondan sonra İŞİD-in vəziyyəti necə olacaq?

Qısaca bir xatırlatma edək.

Əsil Adı İbrahim Əvvad əl-İbrahim Əbdülmumin Əli Əl-Bədri olan bu şəxs 1971-ci ildə İraqın Samirə şəhərində doğulub. Səddam Hüseynin vaxtında bu şəhərdəki “Əhməd bin Hənbəl” məscidinin imamı olub. Tikrit Universitetində təhsil alıb və İslam elmləri ilə bağlı doktorluğu müdafiə edib. 2010-cu ildən “İraq Şam İslam Dövləti” (İŞİD) adlı terror qruplaşmasına rəhbərlik edib. ABŞ onun başına 10 milyon dollar mükafat qoymuşdu.

Çox uzaq tarix də deyil, İraqda və Suriyada qanlı qırğınları ilə məşhurlaşan “İraq-Şam İslam Dövləti” qruplaşması hər gün bir qanlı olayı ilə gündəmə gəlirdi. Özünü İslam təşkilatı, hətta İraq və Suriya ərazisində “İslam xilafəti” yaratdığını elan edən İŞİD daxilində İraq, Suriya kimi ölkələrlə yanaşı, ərəb ölkələrindən, o cümlədən dünyanın az qala bütün nöqtələrindən gələn terrorçular toplaşmışdı.

İŞİD heç bir müsəlman ölkəsi və ya təşkilatı tərəfindən dəstəklənmirdi. Baxmayaraq ki, bir sıra müsəlman ölkələri və ya qurumlarının, ayrı-ayrı şəxslərin adları bu qruplaşmaya dəstək verənlər siyahısında çəkilir.

İŞİD-in bu qədər sürətlə böyüməsi, güc qazanması, faktiki olaraq bir neçə böyük dövlətlə savaşmasının arxasında ciddi amillər vardı. Bu, sadəcə, bir qrup fanatikin toplanıb silahlı qrup yaratması və ya çılğın ərəb şahzadələrinin maliyyəsi ilə yaradılan terror qrupunun imkanları deyil.

İŞİD böyük bir iqtisadi imperiyaya da malik idi. IEP-nin hesablama və məlumatlarına əsasən qlobal iqtisadiyyatın terror hadisələri nəticəsində itkiləri hətta 2001-ci il sentyabrın 11-də ABŞ-da baş vermiş olayları da üstələmişdi (51,5 mlrd. dollar). Ekspertlər qlobal iqtisadiyyatın terrorizmdən çəkdiyi ziyanın həcmini Bolqarıstanın ÜDM-si ilə müqayisə edirlər.

İŞİD terror qruplaşması 2014-cü ildə demək olar ki, heç bir müqavimətə rast gəlmədən İraq ərazisinin 1/3 hissəsini zəbt etmişdi.

İŞİD-in hücumları zamanı neftlə zəngin Mosul, Enbar və Səlahəddin kimi bölgələrdə böyük dağıntılar meydana gəlmiş, milyonlarca insan evlərini tərk etmək məcburiyyətində qalmışdı. Hətta Mosul və Səlahəddin kimi vilayətlərdə İŞİD-in qətlə yetirdiyi dinc sakinlərin toplu qəbiristanlığı da tapılmışdı. Hücumlar və əməliyyatlar zamanı 40 min insanın həlak olduğu bildirilir. İraq hökuməti müharibə zamanı əsgər itkisinin sayını açıqlamır.

Məlumata görə, ölkədə İŞİD-ə qarşı aparılan mübarizədə təxminən 5 milyon insan ev-eşiyindən didərgin düşüb. İraq Köç və İmmiqrantlar Nazirliyinin 2017-ci ildə açıqladığı hesabata görə, evindən didərgin düşmüş insanların yalnız 42 faizi geri qayıda bilib. Hesabata əsasən qeyd etmək olar ki, təxminən 3 milyon insan hələ də ölkə xaricində və qurulan düşərgələrdə yaşayır.

Ən əsası, İŞİD-in İraqa vurduğu ziyanın məbləği 100 milyard dollardan çox idi.

İŞİD-in gəlir mənbələri də çoxşaxəliydi. Məsələn, terrorçular oğurladıqları adamlara görə ayda təxminən 10 milyon dollar əldə edirdilər.

İŞİD-in ən böyük gəliri təbii ki neft-qaz biznesindən gəlir. “İslam Dövləti” Suriyada və İraqda gündə 60 min barrel neft hasil edilən 7 neft yatağına və bir neçə qaz nasos stansiyasına nəzarət edirdi. “İraq Oil Report” şirkətinin məlumatında bildirilir ki, İŞİD qaçaqmalçılıq yolu ilə əldə edilmiş İraq neftindən sutkada 5 milyon dollar gəlir əldə edirdi və neft və qazı dünya bazarındakı qiymətlərdən 2 dəfə ucuz çıxarırdı.

İŞİD fosfat hasilatı, eləcə də sement istehsalı və satışından da qazanır. Məsələn, təkcə fosfat yataqlarının istismarı təşkilata ildə 50 milyon dollar gəlir gətirirdi.

İndi isə İŞİD-in əsas marağı İordaniyadakı uran yataqlarına yönəlmişdi. Bu ölkə uran yataqlarının sayına görə dünyada 11-ci yeri tuturdu. Amma terrorçular bu istəklərinə nail ola bilmədilər. Əks təqdirdə, İŞİD üçün cəlbedici və perspektivli bazar imkanları aça bilər.

İŞİD ərzaq mallarının satışı ilə də məşğul idi. BMT-nin Ərzaq və Kənd Təsərrüfatı Təşkilatının məlumatına görə, İŞİD olduqca münbit torpaqlara sahib olub. Bu torpaqların 30 faizində buğda, 40 faizində isə arpa əkilirdi. Bu da ildə 1,1 milyon ton taxıl tədarük etməyə imkan verirmiş. Təxmini hesablamalara görə, buğda və arpanın qara bazarda satışından İŞİD ildə 200 milyon dollar qazanırmış…

Bu ilin əvvəlində ABŞ-ın dövlət katibi Mayk Pompeo İŞİD terror təşkilatını 99 faiz məhv edildiyini bildirdi. Hələ onu da bildirdi ki, qısa müddətdə Amerika qoşunları Suriyadan çıxarılacaq.

Hə, İŞİD məhv edildi, onun rəhbəri Bağdadi də iki gün əvvəl öldürüldü. İndi maraqlı olanı budur: İŞİD-in biznes imperiyasına kim sahib çıxacaq?

Dünya

Nəşr edilib: 2019/10/30 10:50

Baxış:1506


XƏBƏR LENTİ

2020/07/04 22:45

2020/07/04 22:44

2020/07/04 15:20

2019/10/30 10:50

2020/07/04 15:17

2020/07/04 11:38

2020/07/04 11:28

2020/07/04 11:03

2020/07/04 11:01

2020/07/04 10:56

2020/07/04 10:53

2020/07/03 17:26

2020/07/03 17:24

2020/07/03 17:17

2020/07/03 17:12

2020/07/03 17:05

2020/07/03 17:03

2020/07/03 15:11

2020/07/03 15:03

2020/07/03 14:49

2020/07/03 14:46

2020/07/03 14:45

2020/07/03 14:43

2020/07/03 14:41

2020/07/03 14:39

2020/07/03 14:37

2020/07/03 14:35

2020/07/03 14:29

2020/07/03 14:23

2020/07/03 14:16

2020/07/03 14:12

2020/07/03 13:33

2020/07/03 13:05

2020/07/03 13:04

2020/07/03 13:00

2020/07/03 12:58

2020/07/03 10:47

2020/07/03 10:44

2020/07/03 10:37

2020/07/03 10:32

2020/07/03 10:28

2020/07/02 20:19

2020/07/02 20:17

2020/07/02 20:07

2020/07/02 17:00

2020/07/02 16:58

2020/07/02 16:53

2020/07/02 16:27

2020/07/02 16:23

2020/07/02 16:18

Террористы в роли дипломатов

Дипломатия, как известно, сфера весьма деликатная, профессиональная и требующая допуска к весьма и весьма конфиденциальной информации. В США предусматривается даже уголовное наказание для лиц, которые попытаются вести переговоры от имени правительства Соединенных Штатов, не имея на то официальных полномочий. Но при этом в мире растет популярность «народной дипломатии», а дипломаты, аккредитованные в той или иной стране, регулярно встречаются с местными политиками и гражданскими активистами. Вот и посол Ирана в Армении Аббас Зохури принял на днях делегацию новосозданного «Национально-демократического полюса» в составе Ара Папяна, Гарегина Чукасзяна и Жирайра Сефиляна. Как сообщается, обсудили представляющие обоюдный интерес вопросы региональной политической, экономической, энергетической, железнодорожных и автомобильных коммуникаций и других сфер. Также достигнута договоренность продолжать встречи. А затем Гарегин Чугасзян поделился с журналистами своим видением ситуации: «…Мы выделяем важность роли Ирана, как соседней и дружественной страны стратегического значения. Многие члены нашей инициативы также и ранее имели встречи с бывшими и нынешними послами, представителями посольства Ирана». Более того, по его словам, полюс готовит проекты, касающиеся армяно-иранских отношений, которые в ближайшее время будут опубликованы. «Из них первый относится к железнодорожному сообщению», — добавил Чукасзян. Здесь нелишне поинтересоваться, какие такие «железнодорожные» проекты решили предложить своим иранским собеседникам делегаты новосозданного «полюса». Тем более что один из участников встречи — Ара Папян — еще несколько лет назад, в бытность свою политологом и руководителем центра «Модус Вивенди», сквозь зубы признавал, что построить железную дорогу из Армении в Иран через Зангезур «нереально»: «строительство туннеля длиною более 100 км, строительство мостов более 20 км, и официально объявленные 3,2 млрд., которые в действительности будут удвоены, а строительство займет 7 лет», «это при том, когда строительство железной дороги Ирак - Азербайджан практически завершено», и «если уже будет задействована железная дорога Иран - Азербайджан - Грузия, Армения будет изолирована". А затем добавлял, что единственный для Армении шанс — это «прорвать блокаду» и задействовать железную дорогу через Нахчыван. Словом, очень интересно, что именно обсуждала депутация «полюса» в посольстве Ирана: «нереальный» проект строительства железной дороги через Зангезур или армянские претензии на Нахчыван? А еще интереснее, как на инициативу своих собеседников отреагировали иранские дипломаты. Которые прекрасно понимают, что, несмотря на все иреванские истерики, Карсский договор никто не отменял. А значит, что при первой же попытки Иревана «продвинуть» свои притязания на Нахчыван дальше «красной черты» Армении придется иметь дело не только с отдельной общевойсковой армией, дислоцированной в НАР, а, скорее всего, с коалицией Азербайджана и Турции. И это явно не тот «замес», где бы Иран страстно желал оказаться в центре событий. Но куда вероятнее, что у делегатов все же хватило осмотрительности не обсуждать с иранскими дипломатами своих притязаний на Нахчыван. Показательно другое: встреча с представителями новоиспеченного «полюса» состоялась как раз в то время, когда, судя по многим косвенным признакам, доселе прочные и близкие отношения Армении с Ираном дали трещину. Как уже рассказывал Minval.az, армянские оппозиционные эксперты не на шутку обеспокоены: перед посольством Армении в Иране проходят митинги протеста, посол ИРИ в Азербайджане выступает в поддержку Азербайджана в Карабахе… И вот на этом фоне слишком многое указывает на то, что на Гарегина Чукасзяна и Жирайра Сефиляна возложена в Иреване весьма деликатная миссия. На встрече с агаи Зохури они представляли новоиспеченный «Национально-демократический полюс», но еще недавно входили в руководство партии «Сасна Црер». А эта партия, напомним, создана теми самыми боевиками, которые летом 2016 года захватили в Иреване полицейскую базу и удерживали там заложников. Более того, судя по многим признакам, «Сасна Црер» представляет собой по сути дела «политическую крышу» армянской террористической группировки АСАЛА — в ее верхушке предостаточно персон с «ближневосточным», как у Жирайра Сефиляна, и даже «европейским» террористическим опытом. И вот тут уже нелишне вспомнить, что АСАЛА еще в начале восьмидесятых годов наладила в Ливане весьма активное сотрудничество с проиранскими «коллегами», включая «Исламский джихад» и «Хезболлах». Какую роль здесь сыграл тот факт, что духовный лидер «Хезболлах» шейх Насралла имеет в Бейруте кличку «моджахед из армянского квартала» — отдельная тема, но нет сомнений в другом: этот союз АСАЛА с «Хезболлах» и «Исламским джихадом» заложил фундамент не только того, что в Ливане в одном выборном блоке с «Хезболлах» выступает местная ячейка «Дашнакцутюн», но и во многом сыграл роль «первой ниточки», обусловившей уже межгосударственное сотрудничество Армении и Ирана. И теперь, когда отношения Иревана с Тегераном «дали трещину», Пашинян, похоже, обратился за помощью к террористам из АСАЛА — с тем, чтобы они взяли на себя роль «неофициальных дипломатов». Это, конечно, занятная информация к размышлению и о качестве армянской дипломатии, и о близости госструктур Армении к «сети» террора АСАЛА. Только вот, как предупреждают эксперты, старые связи и личные контакты в дипломатии — это, конечно, хорошо, но при масштабном пересмотре одной из сторон своей политики они вряд ли помогут. Нурани, политический обозреватель

Морская стратегия Азербайджана

Какое место в мировой истории мореплавания уделено Каспийскому морю, вопрос сложный и неоднозначный. Каспий — водоем закрытый, «звезды» мирового судостроения, такие, как «Титаник» или «черные королевы», сюда не заплывали, эпохальных морских сражений здесь тоже не было. Но в чем нет сомнений, так это в том, что, во-первых, именно на берегах Каспия, в Гобустане, найдены самые древние в мире изображения кораблей. А во-вторых, и «в-главных», новые страницы в истории мореплавания на Каспии пишутся как раз сегодня. И именно в Азербайджане. Президент Азербайджана Ильхам Алиев в ходе встречи с президентом Афганистана Мохаммадом Ашрафом Гани и президентом Туркменистана Гурбангулы Бердымухамедовым (посредством видеоконференции), где обсуждался совместный проект транспортного коридора «Лазуритовый путь», в числе прочего, заявил: Азербайджан обладает крупнейшим на Каспийском море флотом, состоящим из 260 судов. Только вот речь не только и не столько о количестве кораблей как таковом. В Азербайджане реализуется многокомпонентная и продуманная «морская стратегия». А вот в каких условиях Азербайджан осуществил свой «морской старт» — вопрос как минимум неоднозначный. Именно в Баку расположена лучшая на Каспии бухта. Еще в 1858 году было основано Акционерное общество «Кавказ и Меркурий», чье имущество и легло в основу нынешнего Каспийского морского пароходства. Уже в 1964 году его корабли по Волго-Донскому и Волго-Балтийскому каналам выходили во всех смыслах в «большое плавание». В Баку еще в советские годы от нынешнего «Дворца ручных игр» и Дениз-молла начиналась цепочка судостроительных и судоремонтных заводов. Но уже в 1994 году в ответ на подписание «Контракта века» Россия закроет Волго-Дон и Волго-Балт для азербайджанских кораблей. А новые суда придется заказывать за рубежом, главным образом в российском Сормово — своей судостроительной базы просто не хватает для решения насущных задач. Порт, паромная переправа — все это представляется важным и перспективным, но завтра. И вот это завтра наступило сегодня. Уже в 2013 году в Баку начал действовать современный судостроительный завод, и сегодня, когда на месте старых судоремонтных заводов — Новый и Сабаильский бульвары, на этом заводе строятся 2 РоПакс парома и 3 нефтяных танкера. Большие планы и на 2021 год. Азербайджанское судостроение уже работает с прибылью. В 2018 году начал действовать новый торговый порт в поселке Алят, там же, откуда стартует магистраль Баку-Тбилиси-Карс. Сегодня его пропускная способность — 15 миллионов тонн грузов и 100 тысяч контейнеров, в планах на ближайшее будущее — 25 миллионов тонн грузов и 1 миллион контейнеров. И это не просто прожекты. Прежде всего, вся «морская» инфраструктура Азербайджана «вписана» в общую «инфраструктурную революцию», которая уже включает в себя модернизацию шоссейных и железных дорог, строительство магистрали Баку-Тбилиси-Карс, новые региональные аэропорты и многое другое. И самое главное, именно морские проекты Азербайджана сделали возможными и «Шелковый путь», и «Лазуритовый путь» и открыть «окно в Европу» для Афганистана и стран Центральной Азии. Неслучайно, что, как напомнил президент Ильхам Алиев, объем грузов, перевезенных по железной дороге Баку-Тбилиси-Карс в первые шесть месяцев 2020 года, в 3,7 раза больше, чем за аналогичный период 2019 года — и это, добавим от себя, нсмотря на пандемию коронавируса, которая «поставила на паузу» мировую экономику. И самое главное, речь не только и не столько о прибылях и деньгах. Морская стратегия Азербайджана коренным образом изменила всю «логистику» региона, соткрыв в самом прямом смысле «окно в Европу» для Афганистана и стран Центральной Азии, и это окно уже не может контролироваться ни Россией, ни Ираном. По сути дела, Баку сегодня определяет «политическую погоду» на Каспии и во всем Прикаспии. На азербайджанские морские проекты приходится слишком сильная геоэкономическая и геополитическая «нагрузка», особенно на фоне явных признаков политической «перезагрузки» в Центральной Азии. А это уже предусматривает принципиально иные гарантии политической безопасности. Особенно с учетом того, что по Каспию идут и военные грузы для западного контингента в Афганистане. А вот это уже серьезно. Тем более что уже в середине нулевых в информационное пространство региона была вброшена показательная идея: дескать, США предлагают Азербайджану создать подразделения "Каспийской стражи" — для охраны нефтепровода Баку - Тбилиси - Джейхан и нефтяной инфраструктуры. Но дальше утечек дело не продвинулось. Более того, подписанные в Актау соглашения не допускают присутствия на Каспии иностранных сил и военных судов. Но те же соглашения гарантируют на Каспии свободу судоходства. А договоренности или соблюдают, или нет. Нурани, политический обозреватель 

Каким будет «карабахское продолжение» ливийского кризиса?

В развитии событий на ливийском поле — новый драматичный виток, итоги которого власти Турции с полным правом могут записать себе в актив. Здесь в пользу Анкары разрешилось неожиданно вспыхнувшее противостояние с Парижем. А последствия этой нечаянной пробы сил могут оказаться весьма масштабам. И отразиться на расстановке сил далеко за рамками ливийской «разборки» как таковой. Расскажем по порядку. Между Анкарой и Парижем на ливийском поле «заискрило» еще 10 июня, хотя известно об этом стало неделей позже. К берегам Ливии приближался гражданский грузовой корабль-ролкер Cirkin, перевозивший оружие для сил правительства национального согласия Ливии — именно его, напомним, поддерживает Анкара. Французское военное судно вознамерилось перехватить ролкер. Тут же свое присутствие обозначил турецкий военный фрегат, который еще и «осветил» французское судно радаром. В Париже квалифицировали происшедшее как «угрозу», «преследование» и т.д., действия ВМС Турции назвали «неприемлемыми» и даже пожаловались в НАТО. Не дожидаясь, пока НАТО вынесет свой вердикт, президент Франции Эмманюэль Макрон принялся старательно повторять штампы российской пропаганды насчет мифических «джихадистов», которых Турция будто бы перебрасывает из Сирии в Ливию, обвинять Анкару в «массированном экспорте джихадистов» и т.д., показывая всеми силами, что в Париже не отступят. А в Турции тем временем озвучили свои аргументы. Министр иностранных дел Турции Мевлют Чавушоглу на совместной пресс-конференции с венгерским коллегой Петером Сийярто в Анкаре напомнил, что Франция негласно поддерживает «незаконные вооружённые формирования Халифы Хафтара»: «Париж на словах отвергает поддержку мятежников, однако по факту французское оружие закупается Объединёнными Арабскими Эмиратами и поставляется в Ливию. Париж не честен в своих действиях», — отметил глава турецкой дипломатии. После чего напомнил главное: «НАТО характеризует присутствие России в Ливии угрозой, тогда как Франция, входящая в состав Североатлантического альянса, играет на руку России на севере Африки. Франция пытается усилить присутствие России в Ливии». Напомнив по сути дела Парижу, что у Франции есть обязательства в рамках НАТО. Дальнейшие события тоже известны. Как сообщил посол Турции во Франции Исмаил Хакки Муса, «похоже, что эксперты НАТО не разделили выводы Франции. У меня была информация вчера, что (военный корабль) Courbet (ВМС Франции) покидает эту миссию НАТО». Здесь можно долго гадать, чего больше в решении французских властей — обиды на НАТО, желания хлопнуть дверью или слишком низких способностей к «командной игре» на государственном уровне. Особенно если эта игра предполагает уважение интересов Турции в ущерб планам самой Франции в Ливии. Тем более существует широчайшее поле для версий и домыслов, чего добивается, вернее, добивалась в Ливии сама Франция, поддерживая Хафтара. Важно другое. Интересы Турции столкнулись с нечестной игрой Франции как раз в то время, когда Анкара активно готовится к решающей схватке за ливийский Сирт. И в том, что эта схватка последует, сомнений мало. Да, Анкара и Москва ведут на ливийском треке активный дипломатический поиск взаимоприемлемого решения, но подписать одной рукой мирные соглашения, а другой подтолкнуть того же Хафтара к новым вооруженным авантюрам, по ходу подкинув ему оружие — «классика жанра» российской политики. Тем более что в Сирт прибывают даже баллистические ракеты. А это значит, что Турция не просто «щелкнула по носу» французов на ливийском поле, укрепила тылы и застраховала себя от «французских сюрпризов». Все куда жестче и масштабнее. Получив такой впечатляющий «отлуп», Парижу придется умерить пыл и в другой сфере — в нашумевших попытках Макрона создать «европейскую армию» в противовес НАТО. Но самое главное, Анкара изменила сам формат противостояния в Ливии, превратив его для НАТО в «командную игру», где по одну сторону линии фронта — Североатлантический альянс, а по другую — Россия. Пока речь идет только о Ливии, но как надолго это «пока» — вопрос по меньшей мере открытый. Тем более что в годы первой «холодной войны» такая вот логика «блокового противостояния» наличествовала практически во всех региональных конфликтах. И вот тут уже вопрос, как нынешние события в Ливии могут отразиться на Карабахе, стоит того, чтобы его озвучить. Вряд ли, конечно, стоило всерьез воспринимать выкладки армянских экспертов, которые не на шутку воодушевились «трениями» между Турцией и Францией в Ливии и строили грандиозные планы, как теперь Париж будет продвигать в пику Турции «армянский вопрос». Другое дело — то самое «блоковое прочтение». Где уже свою роль сыграют и военное сотрудничество Азербайджана и Турции, и та поддержка, которую Азербайджан получил в европейских институтах, и, наконец, фактический статус Армении как послушного форпоста России. И да, при таком «блоковом прочтении» у Иревана шансов выстоять еще меньше, чем у Халифы Хафтара. Нурани, политический обозреватель