Milli Məclisin Sədri: “Deputatlar telefondan başını qaldırmır”

Milli Məclisin Sədri Sahibə Qafarova deputatlara irad bildirib.

“Report” xəbər verir ki, iclasda səsvermə zamanı spiker deputatlara iradını bildirib.

Spiker bildirib ki, yuxarıda oturan deputatlar telefondan başını qaldırmır.

Siyasət, Vacib

Nəşr edilib: 2020/05/31 12:40

Baxış:1090


XƏBƏR LENTİ

2021/08/03 16:01

2021/08/03 15:02

2021/08/03 14:56

2020/05/31 12:40

2021/08/03 14:42

2021/08/03 14:40

2021/08/03 14:25

2021/08/03 14:24

2021/08/03 14:14

2021/08/03 14:04

2021/08/03 14:03

2021/08/03 13:54

2021/08/03 13:32

2021/08/03 13:21

2021/08/03 13:15

2021/08/03 13:14

2021/08/03 13:11

2021/08/03 13:08

2021/08/03 13:08

2021/08/03 12:59

2021/08/03 12:44

2021/08/03 12:37

2021/08/03 12:37

2021/08/03 12:35

2021/08/03 12:23

2021/08/03 12:19

2021/08/03 12:18

2021/08/03 12:16

2021/08/03 12:13

2021/08/03 12:13

2021/08/03 12:12

2021/08/03 12:09

2021/08/03 12:08

2021/08/03 12:07

2021/08/03 12:03

2021/08/03 11:55

2021/08/03 11:44

2021/08/03 11:40

2021/08/03 11:38

2021/08/03 11:36

2021/08/03 11:32

2021/08/03 11:27

2021/08/03 11:06

2021/08/02 17:07

2021/08/02 16:58

2021/08/02 16:54

2021/08/02 16:47

2021/08/02 16:43

2021/08/02 16:32

2021/08/02 16:17

Национальные особенности политического юмора во Франции

Во Франции стартует судебный процесс, который имеет все шансы стать знаковым судебным прецедентом. А еще — концентрированным выражением фарисейства и двойных стандартов. Напомним: президент Франции Эммануэль Макрон подал в суд города Тулон жалобу на художника Мишеля-Анжа Флори. Протестовал «провинившийся» художник против «коронавирусных» ограничений. И изобразил президента Пятой Республики в образе Адольфа Гитлера — в нацистской форме с характерными усиками и челкой и названием возглавляемой им партии, стилизованной под свастику. Макрон счёл себя оскорбленным и подал в суд. Правда, статья, предусматривающая наказание за оскорбление президента республики, отменена во Франции еще в 2013 году, но вот наказание за публичное оскорбление осталось, и адвокаты Макрона намерены именно так квалифицировать действия художника. То есть, подчеркнём еще раз, речь не идёт о возможном наказании за «антивакцинную» пропаганду или за противодействие противоэпидемическим мерам. Речь именно об оскорблении президента Франции. А вот это уже интересно. Конечно, суд еще впереди. И вынесет ли он обвинительный вердикт — пока еще вопрос открытый. Но совсем недавно тот же Эммануэль Макрон с пеной у рта доказывал право французского еженедельника «Шарли Эбдо» рисовать оскорбительные карикатуры на пророка Мохаммеда. Есть, конечно, официальная версия: столь категоричное «прочтение» теме придало убийство сотрудников журнала и серия терактов, устроенных «джихадистами». Нет, конечно, никто не спорит: убивать за рисунки недопустимо. И у террора, неважно, под какими лозунгами он творится, нет и не может быть оправдания. Но вот неоспоримо и другое: французский политический бомонд даже не пытался ответить на вопрос, а можно ли вообще рисовать столь оскорбительные для религиозных чувств карикатуры и не стоят ли за ними попытки разжигания исламофобии. Не было ни экспертизы, ни даже дискуссии — все заменили назидательные речи, что существует свобода слова, что юмор и сатира — ее неотъемлемая часть, что история политической карикатуры в Европе уходит аж во времена Ренессанса... Ну и, разумеется, никто не вспоминал, что Холокост тоже начинался с антисемитских карикатур в нацистском журнале «Штурмовик», а сегодня именно с них начинается экспозиция Музея Холокоста в Израиле. И звучало это все вполне убедительно. Да, свобода слова — это огромная ценность, и это означает, что в медиа-пространстве может появиться что-то такое, что кому-то не понравится. И чувство юмора у людей разное. И понимать карикатуры «в лоб» не следует. Во все это можно было даже поверить — ровно до того момента, как на билбордах в Тулоне появились карикатуры на президента Франции Эммануэля Макрона. А нынешний хозяин Елисейского дворца, который еще недавно эмоционально и шумно защищал право «Шарли Эбдо» рисовать оскорбительные для мусульман карикатуры, взял и подал в суд, развернув свою позицию относительно свободы слова и «свободы карандаша» на 180 градусов. И оказалось, что «свобода карандаша» во Франции свои границы все же имеет. Просто проведены они весьма своеобразно. То есть рисовать оскорбительные для мусульман карикатуры на пророка можно, а вот выставлять в карикатурном виде президента Франции —ни в коем случае. И да, это позиция не только Эммануэля Макрона. В связи с судебным иском президента, который подал в суд на художника, потому что обиделся на карикатуру, нет никаких возмущённых манифестаций, писем протеста и лозунгов «Я — Мишель-Анж Флори». В его защиту не выступают ни коллеги по цеху, ни правозащитники. Французские СМИ в знак протеста и солидарности не публикуют свои карикатуры на президента Франции. И вот это молчание даёт куда больше пищи для размышлений относительно свободы слова и «свободы карандаша» в нынешней Франции, чем прежние громовые речи и отсылки ко временам Великой Французской революции. Нурани, обозреватель

Морковь с особо тяжкими последствиями

Опубликованный в середине июля очередной доклад UNICEF, посвященный продовольственной безопасности, с равным основанием можно назвать и сенсационным, и ожидаемым. Нет, речь не только о том, что в то время, когда в развитых странах существует целая индустрия «похудения» с миллиардными оборотами, в мире каждую минуту умирает от голода 11 человек, и даже не о том, насколько ухудшила положение пандемия коронавируса COVID-19. Как указывается в докладе UNICEF, сегодня в России в условиях нехватки еды или недостаточного питания живут более 9 млн россиян. Нет, конечно, настоящего массового голода в РФ нет. Но тем не менее в 2018–2020 годах 400 тыс. российских граждан относились к группе «экстремальной уязвимости» — то есть были вынуждены ограничивать количество еды, пропускать приемы пищи или не есть вообще из-за отсутствия денег или других ресурсов, еще 8,8 млн россиян до сих пор находятся в группе «умеренной» уязвимости — им не приходится полностью отказываться от еды, но они вынуждены экономить, сокращая потребление пищи и заменяя питательные продуктов низкокачественной диетой. И будем откровенны: это не тот случай, когда людям не по карману омары или вырезка Black Angus. Это не ситуация, когда едят меньше чем хочется — это ситуация, когда едят меньше чем необходимо. При желании можно попытаться обвинить UNICEF в «чёрном пиаре» против РФ, в «сгущении красок» и т.д. Но… Уже после 2014 года, точнее, введённых Кремлем в ответ на западные санкции собственных «контр-санкций», эксперты с тревогой заговорили о малоприятных «подвижках» на продовольственном рынке РФ — росте цен на продукты с одновременным снижением их качества. В газеты стали просачиваться шокирующие новости о роющихся на помойках нищих, об очередях у мусорных баков, куда ресторанчики выбрасывают объедки, о кражах еды…Сегодня жесткий контроль властей РФ над прессой поток подробных новостей пресёк, но в соцсети просачивается видео драк пенсионеров у прилавков за «просрочку», то есть продукты с истёкшим сроком годности. Ещё раньше в РФ заговорили о «фиксированных ценах» и о предупреждениях торговых сетей: захотите фиксированные цены — получите пустые прилавки. Экономика не терпит администрирования и командных окриков. Даже из самых лучших побуждений. А теперь публикация доклада UNICEF совпала с «овощным взрывом» в соцсетях: шокированные пользователи обсуждают взлёт цен на морковь, свеклу и другие повседневные овощи. За год цены увеличились более чем вдвое. Любимый многими россиянами летний «холодник» еще не превратился в аналог чёрной икры, но цены уже кусаются. Есть вроде бы официальное объяснение: погодные аномалии на юге России. Это как бы правда. Но не вся. И то, что происходит сегодня на российском продовольственном рынке — это пусть жестокий и шокирующий, но наглядный признак: в экономике РФ не сошёлся дебет с кредитом. Несмотря на нефть, газ, алмазы, золото и прочие природные богатства. И можно в принципе понять, почему. Дело не только в коррупции и неэффективном менеджменте. Куда дороже обходится «державная геополитика» во всех ее измерениях, от очередных «вундервафель» вроде танков «Армата» и гиперзвуковых ракет и до необходимости содержать своих признанных, недопризнанных и непризнанных союзников и форпосты. И вот это обстоятельство придаёт уже другое прочтение еще одному заявлению Владимира Путина —о готовности России к более глубокой кооперации с бывшими республиками СССР. А тем более — пассажу из его нашумевшей статьи «Об историческом единстве русских и украинцев» о территориях, будто бы «оторванных от исторической России». Где «в подтексте». — явное стремление Кремля вновь взять под контроль ресурсы новых независимых государств по старой советской памяти. Просто потому, что видят в них не государства, а «бывшие республики» и «территории», которые можно «прихватизировать». Только вот какое бы впечатление ни производило перечисление возможных «приобретений», от месторождений нефти и газа и до точек для баз и РЛС, это не тот случай, когда можно забывать о цене вопроса. Во-первых, милитаризация экономики уже привела к взлету асоциальной напряжённости в России. А во-вторых, и «в-главных», на дворе XXI век, так попытки действовать методами XI Красной Армии обойдутся ой как дорого. И да, дело не только в том, во сколько обойдётся домохозяйкам кастрюля любимого свекольного «холодника». Нурани, обозреватель

«Икорные мечты» Владимира Вольфовича

Есть такое правило: политики — тоже люди, они имеют право и на «ляп», и даже в некоторой степени на скандал. Но одно дело — извечное «человеку свойственно ошибаться». И совсем другое —скандал с политическим последствиями. Недавнее интервью Владимира Жириновского «Радио Комсомольская правда» — пример классический. О чем бы ни шла речь, Владимир Вольфович сводил разговор к «державным мечтам» об аннексии соседних стран. Разговор об Олимпиаде в Токио — и Жириновский мечтательно закатывает глаза: «Но если бы большевики не разрушили бы СССР, мы бы сегодня претендовали бы за первое место с китайцами или с американцами». О том, что большевики СССР создали, а разрушился он изнутри, естественно, умолчал. Но вот то, что «мы должны вернуться на все территории Российской империи и Советского Союза», заявлял по поводу и без повода. Да и территорией бывшего СССР державные мечты Жириновского не ограничиваются. Он открыто декларирует планы аннексии не только Финляндии, но и Норвегии и сетует, что СССР упустил шанс сделать эту страну еще одной союзной республикой. Что, без сомнения, даёт информацию к размышлению, какие планы стояли за присвоением аэропорту Мурманска имени Николая II, который добавил к своему титулу еще и «наследник норвежский», накачиванием «военных мускулов» на Севере и отработкой в ходе арктических учений наступательных действий. Но, по вполне понятным причинам, для азербайджанской аудитории особый интерес представляют пассажи Владимира Вольфовича, посвящённые нашей стране. По мнению Жириновского, «Южный Кавказ – это наша зона влияния. И 200 лет они были под нашими знаменами». А сценарий второй карабахской войны излагает весьма своеобразно: дескать, в Москве заявили президенту Азербайджана Ильхама Алиеву,что «будет территория, которую тебе хочется, но ни одного русского солдата никто не имеет права! Даже посмотреть косо! Ты меня понял? И он прекрасно понимает, что он потеряет свой пост, что у него там диктатура, там полно оппозиционных сил». А на вопрос журналиста: «Зачем это нам? Это не наша история. Мы тут причем? Скажите, что мы от этого получим?» — заявляет: «Тишину получим <…>! Мир! И чтобы там все было тихо, спокойно. И чтобы нам азербайджанцы всю икру слали в Москву, черную икру и все их деликатесы. И лишнюю нефть. И персики свои, абрикосы гнали бы армяне сюда». Прежде всего, любому, кто хоть сколько-нибудь осведомлён об азербайджанских реалиях, известно: Ильхам Алиев — не тот лидер, с которым можно говорить императивами, а тем более с помощью шантажа и угроз. В переводе: даже «державные сказки» должны хоть сколько-нибудь стыковаться с реальностью. Более того, в своём интервью Жириновский банально проговорился, что за воплями о «диктатуре в Азербайджане» и т.д., как бы ни парадоксально это ни звучало для некоторых, стоят как раз те «державные» круги в Москве, для которых независимость Азербайджана — все равно что нож в сердце. По сути, Жириновский подтверждает, что «борьбой за демократию и права человека» дирижируют те самые силы, которые мечтают, чтобы «азербайджанцы всю икру слали в Москву и лишнюю нефть» — если, конечно, на этот счет еще оставались сомнения после того, как некоторые особо упёртые «политэмигранты» протестовали в Брюсселе против энергетического сотрудничества Европы с Азербайджаном и призывали ЕС покупать именно российский газ, и на этом их мероприятии присутствовали российские дипломаты. Опять-таки не станем уточнять, о каких «оппозиционных силах» говорил Жириновский и что стоит за его определением, что их в Азербайджане «полно»: число оппозиционных партий, организаций, фондов и т.д, или их совокупный электорат, «мощность» которого мы все имели возможность лицезреть на стадионе «Мехсул». И это еще до войны и победы в Карабахе, которая понятным образом повлияла на авторитет в обществе победоносного Верховного Главнокомандующего Ильхама Алиева. Отметим другое. Эта победа над любимым форпостом российских державников оказалась для персон типа Жириновского нешуточным политическим «наждаком». Вот и пытаются они теперь представить 44-дневную Отечественную войну в виде не то «договорняка», не то «щедрого подарка» со стороны Москвы. Только вот выходит жалко и неубедительно. Намеренно оставим в стороне, какие планы и в чьих кабинетах обсуждались накануне и в момент начала Второй Карабахской войны, случайно ли, что в российском федеральном эфире на фоне ракетных ударов по Гяндже будущий министр обороны Армении Вагаршак Арутюнян делился планами наносить удары по жилым кварталам азербайджанских городов, чтобы вызвать панику и облегчить их последующий захват, насколько география ракетных ударов по Гяндже, Тертеру и Барде информацией к размышлению, какие территориальные захваты планировались осенью 2020 года в Армении, где тогдашний глава оборонного ведомства обещал «новую войну за новые территории», и решилась ли на это Армения, где даже границы охраняют российские пограничники, на свой страх и риск. Просто для любого думающего эксперта очевидно, что ни разгром Армении, входящей в ОДКБ и ЕАЭС, ни самолёты со «стройматериалами» и «гуманитарной помощью», доставлявшие из России в Армению оружие накануне и во время войны, не могли быть частью «Московского сценария» и тем более «договорняка». Да и вряд ли «договорняк» изучали бы сегодня в ведущих военных академиях мира. Азербайджан одержал в Карабахе «чистую» победу и сдал тяжелейший экзамен на государственную зрелость. А ещё обезопасил свои экспортные трубопроводы и железные дороги, которые уже давно идут в обход России. Такая вот вишенка, ну или икринка, на торте: как бы ни хотелось Владимиру Вольфовичу и ему подобным, чтобы и икра, и нефть, и газ из Азербайджана шли через Москву, эта логистика осталась в прошлом. Так что Жириновскому остаётся только утешаться «абрикосами и персиками» из Армении и не мечтать об азербайджанских деликатесах с политическим гарниром. И еще задуматься, чем его «накормят» в ближайшее время. Потому как если кому-то из русофобов хотелось как можно сильнее скомпрометировать и российскую политику в регионе, и ее миротворческую миссию в Карабахе, вряд ли им это удалось бы лучше, чем Жириновскому. В самом деле, к чести российской «большой дипломатии», там не стали спасать свой форпост и «державный имидж» любой ценой. Москва приняла новую военно-политическую реальность и даже успешно «встроилась» в неё. А Жириновский не просто нагородил с три короба в эфире —он серьезно скомпрометировал и российскую внешнюю политику, и ее миротворческую миссию, и многое другое на весьма чувствительных для Москвы векторах. Так что сегодня внести ясность в опасный бред Жириновского — в первую очередь в интересах самой РФ. Материал опубликован при финансовой поддержке Агентства развития медиа Азербайджана. Нурани, обозреватель