“Miss Azərbaycan-2019”: Keçmiş sevgilim 21 yaşımda məni qaçırmışdı – MÜSAHİBƏ

“Miss Azərbaycan-2019” gözəllik müsabiqəsində qalib gələn model Səmra Hüseynovanın Oxu.Az-a müsahibəsi:

– Sizinlə sonuncu müsahibəmizdən altı ay keçib. Bu vaxt çərçivəsində hansı işləri görmüsünüz?

– Başım işlərimə qarışıb. Sonuncu dəfə sizinlə İstanbulda görüşdük. Elə oradan Bakıya gələn kimi başım çəkilişlərə başladım. Heç dincələ bilməmişəm. Türkiyəyə getməyim səhhətimlə əlaqəli idi. Yaddaşımla bağlı problemlər yaranmışdı. Orada bir çox kastinqlərə qatıldım. Amma istədiyim nəticəni əldə etmədim.

Bizdə əcnəbi modellərə olan sevgi orada yoxdur. Düşündüm ki, Türkiyədə qalmağımın heç bir mənası yoxdur. Təsəvvür edin ki, “oturum izni” alan gün qayıtdım Bakıya. Hərdəmxəyal insanam. İstanbulda model məktəbinə də baş vurdum. Sadri Alışık Aktyorluq Məktəbinə daxil oldum. Amma bu işi də yarıda buraxdım. Düşündüm ki, istədiyimi burada əldə edərəm. Əfsuslar olsun ki, orada bunu görmədim. İstədiyim ABŞ standartlarıdır.

Haradan səs gəlirsə, ora gedirəm. “Miss and Mister of Azerbaijan-2020” model yarışmasının ilk seçimləri başlayıb. Bu dəfə izləyicilər məni münsif kürsüsündə görəcək. “Miss Azerbaijan-2019” olduğum üçün tacımı heç kimə vermək istəmirəm.

Kastinqdə iştirak edən hər bir modelə uğurlar arzu edirəm. Amma kastinqə qatılanlar arasında nə yaraşıqlı bəy gördüm, nə də gözəl xanım. Hələlik özümdən gözəl xanım görmürəm. Kim bilir, bəlkə, “Miss Amerika” oldum. Yarışmalarda o qədər haqsızlıqlar olur ki, artıq heç kim qatılmaq istəmir.

Özümün də qəlbim qırıq idi. “Tutar qatıq, tutmaz ayran” söhbəti. Qızlarımız artıq düşünür ki, çirkin status almaqdansa, nominasiya verilmirsə, demək, bu yarışmanı saymırlar. Ondansa evdə oturmağı daha üstün tuturlar. Amma artıq yarışmalar öz statusunu itirir. Çünki gözəl qızlar, yaraşıqlı oğlanlar seçilmək əvəzinə, çirkinlər seçilir.

Yarışmaya qatılan qızların əksəriyyətinin ölçüləri model ölçülərinə bərabər deyil. Danışığı, səhnə qabiliyyəti, özünü təqdim etməsi aşağı səviyyədədir. Bizdə açıq-saçıq fotosessiyalarla modellik sahəsini önə mən çəkdim. Bikini, alt paltarlarının reklamı və ya gecə libaslarının reklamında daş-qalaq olunsam da, özümü qəbul etdirə bildim.

Əvvələr Səmranı başqa cür təqdim edirdilərsə, indi tamam başqa cürdür. Cəmiyyət Səmranı qəbul edib, həzm edib. Düşünürəm ki, məni qəbul etməyənlərin sayı çox azdır.

Türkiyədə yenə “sponsor” söhbətləri var. Azərbaycanda kimin sənəti varsa, onu önə çəkirlər. Orada sənətə dəyər, qiymət verən yoxdur. Tükiyədə gərək sənin sponsorun olsun, bir-birini reklam edəsən ki, nəsə əldə edə biləsən. O da böyük sual altındadır. Mənə bir sponsor çıxdı. Ondan iş təklifi aldım. Bir yarışmada iştirak edib, reklama çəkiləcəkdim. Sadəcə “oturum izni” ilə əlaqədər xaricə gedə bilmədim.

Qatılacağım müsabiqə isə Kiprdə idi.  Mənə sponsor çıxan şəxsin mənə qarşı olan niyyəti sonradan dəyişdi. Bunu görüb yarışmadan imtina etmək məcburiyyətində qaldım. Sponsorun böyük biznesi var idi. Restoran biznesi ilə məşğul olur.  Danışmışdıq ki, onun şirkətinin reklamını mən edəcəyəm, o da ona müvafiq olaraq mənə sponsorluq edəcək.

Mənimlə ciddi münasibət qurmaq, evlənmək istədiyini bildirdi. Dedi ki, istəyirəm, mənim “karım” olasan. Ailə həyatı haqqında düşünmürəm. Bunlar mənim üçün deyil. O, məndən 5 yaş böyük idi.

Düşünmürdüm ki, İstanbulda belə bir hadisə ilə qarşılaşaram. Amma necə deyərlər, sən saydığını say, gör, fələk nə sayır. Hər kəs öz işinin bədəlini ödəyir. Yarışma yaxınlaşır, həyəcan, stres, işin alınıb-alınmayacağını düşünürsən, eşidirsən ki, sponsor deyir, “Mən sənə aşiq olmuşam”. Özümə deyirəm, “heç hənanın yeri idi”? Belə şeylərdən uzaq durmaq üçün geri döndüm.

– Qayıdıb gələn kimi, yenə gündəmə gəlməyi bacardım. Kilsədə “fashion” çəkilişi aləmi bir-birinə qatdı. 

– Rejissorun və brendin istəyilə həmkarlarımla birlikdə kilsədə çəkilişimiz oldu. Dedilər ki, bu rolu canlandırmalısan, belə olmalısan, mən də etdim. Məni onsuz da hamı qaralamağı xoşlayır. Dinimi dəyişməmişəm, müsəlmanam. Ona qalsa, biz heç müsəlman da deyilik. Biz “müşrik”ik. Əgər damağımıza şərab dəyirsə, söyüş söyürüksə, biz “müşrik” sayılırıq.

– “Instagram” hesabında olan açıq-saçıq fotolarını tez-tez silib, yenidən yükləyirsən. Səbəb nədir?

– Münasibətim olanda açıq-saçıq fotolarımı silirəm, münasibətim bitəndə həmin fotolarımı yenidən səhifəmə qaytarıram (gülür). Əgər açıq-saçıq fotolarım qayıdıbsa, deməli, münasibətdə deyiləm. Bu, mənim öz səhvim idi. Bir oğlana mənimlə tanış olmaq üçün şans verdim. Şansı dəyərləndirdi, lakin mənim səhvlərim çox oldu.

Onunla görüşməmək üçün min dənə bahələr gətirdim. O qədər onunla görüşməyə “yox” cavabı verdim ki, o da bezdi. Mən münasibətə başlayanda tələblərim çox olur. Əsas dəyərdir, qiymət yox. Qısqanc olmalıdır, amma mənə azadlıq verməlidir. 7/24 məni axtarmalıdır. Məni 2-3 saat diqqətindən buraxmamalıdır. Məni 2-3 saat buraxdın, “vso”. Başqasını tapmasam da, başqası məni tapır. Hətta qaçıra da bilər.

Keçmiş sevgilim tərəfindən 21 yaşımda qaçırılmışam. Məni başqa oğlanla nişanlayırdılar. Barmağıma üzük taxılan günü məni qaçırdı. Nişanlandığım şəxs bundan xəbər tutandan sonra nişanı qaytardı, o isə məni yeddi gündən sonra evə buraxdı. Biz dörd il onunla çox güclü sevgi yaşamışıq. Amma birlikdə olmağımız mümkün olmadı. O, başqa bir qızla nişanlandı, mən də ona acıq vermək üçün eyni addımı atdım.

O biləndə ki nişanlanmışam, əsəbiləşib məni qaçırdı. Təbii ki, ailələrimiz arasında söz-söhbətlər oldu, o, heç məni buraxmaq istəmirdi. Amma mən onun əlindən qaçıb, qayıtdım evə. O, indiyə kimi mənə yazır. Rusiyada yaşayır. Sonuncu dəfə yazdı ki, “Çox peşmanam. Mənə şans ver, yenidən başlayaq”. Mən isə məna görmədim.

Özümə söz vermişəm, heç zaman dönəni bağışlamayacağam. Çünki onlar gedəndə mən çox əziyyət çəkirəm. Məsələn, mən bir insanı istəyəndə, ruhumu, canımı, qəlbimi, sevgimi, onun namusunu qorumağına kimi, başını yüksək tutmağına qədər hər şeyi qurban verirəm. Özümü belə qurban verirəm. Amma onun dəyərində əgər göz yaşı, xəyanət, qəlb qırıqlığı görürəmsə və o, sonradan bunu başa düşürsə, artıq gec olur.

İnsanlara ikinci şans vermək lazım deyil. Şansdan sonra sənə görə qarşı tərəf oynayır. Oynayır ki, sən aldanasan və ona yenidən ikinci şans verəsən (gülür).

Məsələn, hamı deyir ki, mən bahalı həyat tərzi sürürəm, amma əslində, elə deyil. Hamısı hədiyyədir. Mən özüm heç vaxt özümə bahalı geyim almıram. Əlimə düşən pulu da xeyriyyə işlərinə xərcləyirəm. Mən keçmişi unudan insan deyiləm.

Bir müddət öncə Bali adalarına getdim. Necə deyərlər, “həm ziyarət, həm ticarət”. Yəni bu reklam çəkilişi idi. Orada yerləşən məşhur bir hotelin reklam çarxına çəkildim, barter olaraq isə orada bir neçə gün qalıb dincəldim. Hardandır məndə o qədər pul?! Bəxtim pul sarıdan heç gətirmir. Bu, sadəcə, iş təklifi idi. Sizə deyim ki, mən çox qənaətciləm. Pulumu sağa-sola xərcləməyi sevmirəm. Ayağımı hər zaman yorğanıma görə uzadıram. Elə olub ki, qış mövsümündə bir çəkilişim də olmayıb. Çalışmışam, bu durumdan alnıaçıq çıxım.

Sosial şəbəklərdən o qədər də çox pul qazanmıram. Çünki sosial media hesabım o qədər də aktiv deyil. Mənim hər gün paylaşımlar etməyə nə səbrim çatır, nə də zamanım. Səhifəmi artırmaq kimi də məsələlər mənlik deyil. “Instagram” hesabımda 70 min izləyicim var. Sıfıra düşdüyüm zaman çalışıram çəkilişlərin üstünə qaçım (gülür). Normal yaşayış üçün mənə nə qədər pul bəs edirsə, elə o qədər də işləyirəm.

– Adətən, deyirlər ki, modellər podiumda “asılqan”ı xatırlatmalıdırlar. Bu deyimlə razısan?

– “Asılqan”a oxşamıram? Əlbəttə, razıyam. Model seksual olmalıdır. Amma özünü deyil, əyninə geyindiyi libası göstərməlidir. Bizdə isə sinəsi, arxası böyük modellər geyimləri nümayiş etdirir. Geyim qalır kənarda, önə modelin iri silueti çıxır. Bu isə kənardan iyrənc görünür. Bu, savadsızlıqdan irəli gələn məsələlərdir. Mağaza açmaqla deyil. Brendin simasını seçməklə bilinir ki, oranın başında oturan hansı savada və səviyyəyə malikdir.

– Həyatında baş verən hansı məqamların üstündən birdəfəlik xətt çəkmək istərdin?

– İncidiyim və küsdüyüm yerə geri dönmək istəmərəm. Bir dəfə rəfiqəmdən çox pis incidim. O vəziyyəti aradan qaldıra bilmədim. Mən verdiyim dəyəri, qiyməti ondan bir yaxın rəfiqə kimi geri ala bilmədim. Onun mənə qarşı etdiyi çox iyrənc hərəkət idi. O qədər iyrənc söhbətdir ki, danışıb ürəkləri bulandırmaq istəmirəm. Hazırda da onunla danışmıram. Amma “Instagram”da onu gizlicə güdürəm (gülür).

– İndiyə kimi verdiyin ən səhv qərar hansı olub?

– Mənə elə gəlir ki, indiyə kimi verdiyim bir çox qərarlar səhv olub. İnsan nə edirsə, düz edir. Qəlb qırmırsa, deməli, hər şey düzdür.

– Azərbaycanda yerindən duran özünü model adlandırır. “Instagram”da özünə “fake” izləyici kütləsi yığır, daha sonra modellik yarışmalarına qatılaraq özündən söz etdirir. Tənqid olunsa da, “qara piar”dır deyib, daha da irəli gedir. Beləcə, məşhurlaşır. Belə model qızlara münasibətin necədir?

– Həmin modellərin adlarını çəksəm, küsəcəklər. Onların ən böyük səhvi gedib model olmalarıdır. Mən bu qizlara nə deyim? (gülür) Güzgüyə baxıb görürsən ki, modelliyə heç adiyyətin belə yoxdur, nə vacibdir ürəkləri bulandırasan? Bu, mənim şəxsi fikrimdir.

– Son illər model yarışmalarının sayı “yağışdan sonra artan göbələklər”i xatırladır. Bu qədər model müsabiqələrinin keçirilməsində məqsəd nədir?

– İlk növbədə pul qazanmaq üçün “model” müsabiqələri təşkil olunur. Hər hansı bir yeri tutmaq üçün modellər bu cür yarışmalara 5-10 min pul ödəyir. Amma dövlət dəstəyilə keçirilən yalnız iki model müsabiqəsi var: “Miss and Mister Azerbaijan” və “Best model of Azerbaijan”.

– Səni daha çox sosial şəbəkələrdə görürük, amma telekanallarda və verilişlərdə gözə dəymirsən. Efirlər səni qəbul etmir, yoxsa verilişlərə çıxmaq maraqsızdır?  

– Efirlərə dəvət olunuram. Sadəcə, verilişlərdə baş verən qalmaqalları, qonaqlara ünvanlanan sualları görüb təlaş yaşayıram. Özümü bu məqamlara hazır hiss etmirəm. Mən heç zaman özümü “Maşın” şouda görə bilmərəm.

Emosional insan olsam da, hamı ilə dil tapa bilmirəm. Qatılsam da, bir kənara çəkilib, sakitcə duracağam ki, heç kim mənə dəyib-dolaşmasın. Qaynayıb-qarışmaq kimi şeylər mənlik deyil.

– Evdə ən çox mübahisə nəyin üstündə düşür?

– Ən çox yeməyim üstündə. Valideynlər deyirlər ki ye, mən isə yemirəm. Davalar da məhz bunun üstündə olur. Hərdən yemirəm, hərdən unuduram, hərdən də iştaham olmur. Həm də özümü qorumalıyam. Formada qalmalıyam, axı bu, mənim işim və gəlir mənbəyimdir. Bir az yeyən kimi şişirəm. Ona görə belə həyat tərzi sürməyə məcburam.

– Sosial media əhli tez-tez şərhlərdə “anoreksiya” xəstəliyinə tutulduğunu yazırlar. 

– 172 boyum, 43 isə çəkimdir. Mən düşünmürəm ki, “anoreksiya” keçirən xəstələr kimiyəm. Yox, bunlar ancaq dedi-qodurlardır. Ola bilər ki, arığam, amma “anoreksiya” deyiləm. Səhhətimdə bir ara problemlər yarandı, bu səbəbdən səkkiz kiloqram çəki itirdim. Bu, keçirdiyim stresə görə oldu.

– Qısa donla şəhərdə velosiped sürürsən. Bu görüntülərini çəkib “Instagram”da paylaşmışdılar. Tanış olmaq məqsədilə yaxınlaşanlar çox idi, yoxsa təhqir edənlər?

– Velosipedlə şəhərə çıxmağım “konsert”dir. Görəndə ki sürücülər məni yolda sıxışdırırlar, dövlət yol polisləri mənə çox kömək edirlər. Ən çox da bunu xanım sürücülər edirlər. Məsələn, olur ki, xanım avtomobili idarə edir, yanında da bir bəy oturub. Elə siqnal verir ki, dərhal qorxudan panikaya düşürəm.

Velosipedi ona görə sevirəm ki, diqqət yalnız öz üzərimdə olur. Gərək kimsə məni görsün ki, sürməyimə yol versin.

Heydər Əliyev Mərkəzindən “28 May”a gedən yolda məni avtomobil vurdu. Düşündüm ki, indi avtomobil üstümdən keçəcək. Ayağım bərk əzilmişdi. Ətrafdakı insanlar mənə yardım göstərdilər, xəstəxanaya getdim.

İndi uzaq yerlərə getmirəm, “28 May”, “Beş mərtəbə” və “Azneft” ətrafında velosiped sürürəm. Məni velosipedlə görənlər elə bilir ki, əcnəbiyəm. Çünki bizim sürücülərimiz yolda mənim kimi gözəl xanımın velosiped idarə etməsini görməyiblər.

Avtomobil sürməyi bacarmıram. Ən yaxşısı və bacardığım velosiped və mopeddir. Bir azdan, bəlkə, mopedə keçdim. Düşünürəm.

– Pul həyatda hər şeyi həll edir?

– Pul həyatda heç nəyi həll etmir. Pul, sadəcə, gözə görünən şeyləri həll edir. Məsələn, gedib meşədə yaşasaq, yeməyi oradan əldə edə bilərik. Mən 3-4 ay ərzində anladım ki, yaxşı yaşamaq olar, amma var-dövlət üçün yaşamaq düzgün deyil. Ən gözəl və xoşbəxt yaşayış sadə yaşayışdır. İnsanın sadə evi, avtomobili, geyimi olanda xoşbəxt olur. Mənim xoşbəxtliyimə pul rəng qata bilməz.

Müsahibə

Nəşr edilib: 2019/11/17 13:19

Baxış:444


XƏBƏR LENTİ

2021/01/25 17:07

2021/01/25 16:51

2021/01/25 14:45

2019/11/17 13:19

2021/01/25 14:40

2021/01/25 14:31

2021/01/25 14:28

2021/01/25 14:24

2021/01/25 14:23

2021/01/25 13:54

2021/01/25 13:08

2021/01/25 13:07

2021/01/25 12:36

2021/01/25 12:34

2021/01/25 12:33

2021/01/25 12:27

2021/01/25 12:24

2021/01/25 12:15

2021/01/25 11:59

2021/01/25 11:25

2021/01/25 11:15

2021/01/25 11:09

2021/01/25 11:08

2021/01/25 11:03

2021/01/25 11:01

2021/01/25 10:59

2021/01/25 10:53

2021/01/25 10:46

2021/01/25 10:38

2021/01/25 10:28

2021/01/22 14:51

2021/01/22 14:25

2021/01/22 13:09

2021/01/22 13:06

2021/01/22 13:00

2021/01/22 12:55

2021/01/22 12:52

2021/01/22 12:51

2021/01/22 12:47

2021/01/22 12:42

2021/01/22 12:40

2021/01/22 12:35

2021/01/22 12:29

2021/01/22 12:27

2021/01/22 12:21

2021/01/22 12:19

2021/01/22 12:07

2021/01/22 11:45

2021/01/22 11:36

2021/01/22 11:33

На фоне заселения Агоглана армяне покидают Ханкенди

Азербайджан продолжает реализацию своей «послевоенной» стратегии в Карабахе. Возвращение беженцев на освобожденные территории — вопрос времени: для полноценного «запуска» этого процесса необходимо разминирование, восстановление инфраструктуры, жилья и т.д. Тем не менее вопрос этот — в первых строчках «общественной повестки дня». Более того, речь идет не только о возвращении в Карабах тех, кто был оттуда изгнан в ходе армянской оккупации. Как уже сообщали информагентства, в том числе и Minval.az, к президенту Азербайджана Ильхаму Алиеву обратились жители села Нариманлы Басаркечарского, ныне Варденисского, района Армении: «Мы просим Вас поселить около 600 семей Нариманлы в поселке Гадрут, чтобы поскорее заселить Нагорный Карабах, не потерять наши укоренившиеся традиции, не забыть наш народ». Перебраться в Агоглан (бывший Гадрут) намерены около 600 семей. Это обращение создает важный прецедент. Возвращение беженцев в той или иной степени предусматривали практически все планы урегулирования, которые обсуждались в рамках Минской группы ОБСЕ. Правда, процесс этот даже официально был растянут на несколько лет, и какие еще тут могли возникнуть проволочки — можно догадаться. Тем более что есть такой неудобный пример, как оккупированная грузинская Абхазия: здесь вроде бы удалось договориться о возвращении беженцев в Гальский район, но такими «черепашьими» темпами, что говорить всерьез о его результативности не приходится. Но теперь все изменилось. Азербайджан вернул себе контроль над Карабахом и окружающими его районами военным путем, а не переговорами. И, следовательно, здесь уже не действуют никакие прежние ограничения и «рогатки». В переводе: в Баку вправе самостоятельно решать, кого возвращать в Карабах, заселять ли в пустующие дома, закладывать ли новые поселки и расширять уже существующие, как это было продемонстрировано на примере Джоджуг Марджанлы, и т.д. Более того, с началом реализации «восстановительных» проектов в Карабах переберутся не только те, кто был вынужден бежать отсюда в девяностые, спасаясь от армянских этнических чисток — на освобожденные земли потянутся и те, чей мотив переезда будет выражаться вполне житейскими фразами «мне там хорошую работу предложили», «начинаем интересный проект — строим отель в Истису», «решил открыть свой бизнес — покупаю виноградник и строю винзавод» и т.д. И вот этот прецедент не на шутку пугает Армению. Местные телеграмм-каналы уже возопили о «процессе азербайджанизации Карабаха». И даже пытаются поставить под вопрос правомочность такого заселения: оказывается, это, по армянской версии, нарушение соглашений, «так как речь шло о возвращении беженцев, а не заселении данных территорий лицами, которые не имеют к ним никакого отношения». И если теперь, дескать, с армянской стороны не последуют «жесткие шаги», то это будет означать, что Армения «дала добро процессу азербайджанизации Карабаха», что «уже через 3-5 лет можно будет говорить о превышении их числа над армянами», и тут уже «никакой референдум или прочее не помогут». Можно, конечно, посоветовать армянской стороне рассмотреть вопрос возвращения этих же 600 семей в Зангезур, откуда они были изгнаны — с соответствующими гарантиями безопасности, разумеется. Но не только. Вопрос статуса Карабаха уже отправлен на свалку истории. Об этом весьма недвусмысленно высказался президент Азербайджана Ильхам Алиев, конкретно объяснив, куда именно «провалился» статус. Более того, как показывают и Трехстороннее заявление от 10 ноября, и итоговое заявление после переговоров в Москве 11 января, и итоговое коммюнике сопредседателей МГ ОБСЕ после их турне по региону, где нет ни слова о статусе, этот вопрос более не является предметом переговоров. Тем более понятно, что у Армении нечем торговаться и тем более нечем «давить» на Азербайджан. Так что никакого «референдума» или еще чего-то в том же роде в обозримом будущем не предвидится, и армянской тусовке лучше привыкать к существующим границам и новым реалиям. В том числе в демографии. Но тем не менее и Никол Пашинян, и Ара Айвазян периодически пытаются (правда, безуспешно) реанимировать вопрос. Где на демографию «завязано» слишком многое, если не все. А вот тут позиции у Армении слабеют с каждым днем. К вящему ужасу местных «ревнителей армянского дела», армянские порталы и соцсети переполнены частными объявлениями о продаже домов и вилл в Ханкенди, причем даже по армянским меркам за бесценок: так, двухэтажный дом (восемь комнат, площадь 190 кв. м) вместе с гаражом и фруктовым садом владелец по имени Арсен предлагает купить всего за 30 тыс. долларов. А это значит, что многие жители Ханкенди, те, кто бежал отсюда в разгар войны, когда армянские оккупанты ставили ракетные установки в жилых кварталах, обрекая мирное население на роль «живого щита», теперь едут, конечно, обратно, попадая в публикуемую российскими миротворцами статистику возвращения, но вот оставаться здесь, скажем так, «на ПМЖ» не намерены. Реваншистские заявления, которые озвучивает сегодня тот же Ара Абрамян, уже не позволяют игнорировать вопрос «а если завтра война?», а регулярно следующие через Ханкенди в Шушу азербайджанские военные колонны уверенности местным «арсенам» и «погосам» не добавляют. Наконец, есть и такая сторона вопроса, как экономика. В Армении, напомним, с ней и так было не вау. А теперь тем более. Война дело априори дорогостоящее. Да тут еще Армения потеряла доходы от золотых рудников, пахотные земли, виноградники и многое другое, что эксплуатировалось в оккупированном Карабахе. Так что особо щедрого содержания «огрызку» ожидать не приходится. Все это понятным образом подстегивает бегство уже из Ханкенди, пусть не такое эффектное, как в разгар боев, но зато куда более «продуманное».  Вот и пытаются в Армении переломить опасные тенденции в демографии. Но любопытно поинтересоваться, о каких именно «жестких шагах» толкуют в армянской «болтающей тусовке»: возобновить войну? Не смешите мои «байрактары», пардон за цинизм и «черный юмор». Забросить в леса Ходжавенда очередных диверсантов и террористов? Но Армения уже проделала два месяца назад — и получила более полусотни взятых живыми своих террористов, которые теперь дают показания, кто, когда и куда их направил. Азербайджанские силовые структуры уже продемонстрировали, насколько быстро и эффективно могут «зачищать» территорию от террористов. К тому же на повестке дня —правовая ответственность за поддержку террора. И самое главное, в нынешнем своем положении Армении лучше не проверять на прочность мир в Карабахе при помощи вооруженных провокаций. Особенно против мирного и гражданского населения. Нурани 

Провокационные «мечты» Армении

В Азербайджане продолжается работа по возрождению освобожденных от армянской оккупации регионов. Сдана в эксплуатацию служебная автомобильная дорога до города Шуша. Ввод в строй новой автомагистрали Физули-Шуша, фундамент которой заложил президент Азербайджана Ильхам Алиев, ожидается уже в сентябре, и в Баку готовятся к запуску автобусных маршрутов. Идет подготовка к реставрационным работам. Шуша, уникальный город-крепость, основанный Панахали-ханом, объявлен культурной столицей тюркского и исламского мира. И вот это обстоятельство, подберем самый мягкий эпитет, «вывело из равновесия» Ара Айвазяна, главу МИД Армении. Который выступил с раздраженным спичем: «Шуши», оказывается, остается центром армянской культуры! Президент Азербайджана Ильхам Алиев в ходе своей поездки в освобожденную Шушу, напомним, подчеркнул: «Армения, прибегая к фальсификациям, распространяла во всем мире небылицы о том, что Шуша якобы является их древним городом. Как город, основанный Панахали ханом, может быть армянским?! Ведь это – события, дела недавней истории. Если они считали этот город своим, то почему привели его в такое плачевное состояние, почему разрушили все здания? Посмотрите в каком состоянии находится город! Камня на камне не осталось за 30 лет, они только построили виллы для себя, создали для себя условия». Более того, в те же дни с показательным заявлением выступил и премьер-министр Армении Никол Пашинян. Признав, что азербайджанское население Шуши до начала конфликта превышало 90%, премьер вопросил: »Вы хотите сказать, что город Шуша, имеющий свыше 90% азербайджанского населения, в этом статусе армянский?» А еще раньше, по горячим следам освобождения города Шуша, назвав ее «несчастным и серым городом», банально проговорился: «Нам нужен был «Шуши"? А если был нужен, то почему был в таком состоянии?» И как это понимать? В Армении премьер-министр и глава его МИДа не в состоянии договориться между собой по такому ключевому вопросу? Увы, все грубее и проще. Просто в Армении в очередной раз пытаются изобразить две позиции по Карабаху. Где Никол Пашинян вроде бы изображает «компромиссный подход», а его глава МИДа, которого премьер не одергивает, излагает конкретику. Более того, искушенные наблюдатели помнят: такую же «игру в две позиции» Никол Пашинян устраивал даже с собственной супругой Анной Акопян. Не говоря о том, что и сам глава правительства Армении нередко выступает с взаимоисключающими заявлениями. И на этом фоне куда важнее другое. Чьим культурным центром считать тот или иной город — вопрос, скажем так, многогранный. Вот, к примеру, Париж, столица Франции и прежде всего центр французской культуры. При этом с полным основанием — центр русской культуры. Достаточно пройтись по знаменитому кладбищу Сен-Женевьев-де-Буа, чтобы на этот счет отпали всяческие сомнения. С тем же основанием Париж можно назвать и «центром армянской культуры». Но в устах такого персонажа, как Ара Айвазян, выражение «центр армянской культуры» применительно к какому-либо городу означает, что, с точки зрения Еревана, жить там должны исключительно армяне. Ну такое у нынешней армянской политической верхушки понимание «культуры». А его практическое воплощение можно увидеть на примере освобожденных от оккупации азербайджанских земель. И прежде всего того же города Шуша, где планомерно разрушались мечети, мавзолей Вагифа, дворец Натаван, дом-музей Бюльбюля — с тем, чтобы стереть все следы подлинной азербайджанской истории этого города, Самое удивительное, что Айвазян этого даже и не думает скрывать. И открыто озвучивает планы реванша. В том же спиче глава армянской дипломатии решил высказать обидки МИДу Азербайджана, где дали четкую правовую оценку провокационному вояжу господина Айвазяна в Ханкенди. МИД нашей страны, напомним, предупредил: «Еще раз подчеркиваем, что незаконные визиты государственных чиновников Армении на территорию Азербайджана недопустимы. Если без разрешения официального Баку министр иностранных дел Армении в очередной раз посетит азербайджанские территории, это может дорого обойтись Армении». Ара Айвазян те только уверял, что его недавний «визит в «Арцах» (здесь и далее кавычки наши — Minval.az)» был ну до ужаса важен, но и заявил, что, оказывается, для Армении «приоритетным вопросом является «деоккупация территорий Арцаха» и возвращение армянского населения в свои родные дома». Проще говоря, делится планами на реванш. И что же — одной проигранной войны господину Айвазяну и тем, кто за ним стоит, оказалось недостаточно? И там строят планы новой оккупации города Шуша? Но если так, то ереванским бонзам лучше внимательно перечитать еще одно заявление Президента Ильхама Алиева: «…Мы должны беречь Шушу как зеницу ока. Наши военнослужащие, наши героические сыны будут охранять Шушу, чтобы враг не осмелился даже глядеть в эту сторону. Я сказал, что если кто-то в Армении думает о реванше, то он еще раз увидит наш железный кулак. Этот железный кулак сломал им хребет, раздавил их. Если против нас будет совершена какая-либо провокация, то наш ответ будет очень жестким, они сильно пожалеют, и вновь столкнутся с горьким поражением». И хорошо подумать, о «возврате» каких территорий им придется мечтать в следующий раз. Нурани 

Война закончилась. Почему итоги не дают покоя «мэтру»?

Синдромом непонимания ошибок страдают люди недалекие, но он имеет обыкновение распространять свою власть и на мыслящих людей. Известного российского специалиста-международника и американиста, профессора МГИМО Андраника Миграняна дилетантом не назовешь. Его мнением дорожат коллеги и компетентная аудитория. Совсем недавно профессор высказался по итогам второй карабахской войны в прямом эфире Национальной службы новостей России (НСН), и, что называется, обескуражил. Его выкладки и доводы оказались, мягко говоря, неубедительными, Мигранян ударил лицом в грязь. Любая дискуссия умирает, если в дебюте отсутствует правдивая фактография. Образно говоря, кривой фундамент не годится для возведения устойчивой конфигурации. В воззрениях Мигранян не то что бы покривил душой, а стал называть белое черным. Вроде человек информированный, имеет опыт престижных американских институтов. Как минимум не должен лукавить. Если уж берется пролить свет на невидимую сторону событий, обязан быть на трезвой волне. Но стиль и уровень его умозаключений дает основания предположить, что стажировался он вовсе не в Америке, а в Армении, где, скажем так, ученые постоянно чудят. Пафос, которым блеснул профессор, удивил, дав повод вопросить - серьезный ли он вообще человек. В науке, как известно, допускаются незначительные погрешности, особенно, если имеет место фактор аномальных явлений. В политологии этому есть место и без аномалий. Но всему есть предел, особенно когда несущие тенденции и факты не вызывают сомнений. Уровень лжи зашкалил, да так, что вряд ли после озвученных открытий у серьезной аудитории проснется желание ему доверять. Возможно, представитель МГИМО взялся мстить президенту Ильхаму Алиеву за его громкие победы в дипломатических баталиях, где он легко клал на лопатки коллективный армянский истеблишмент. Недавно Ильхам Алиев, давая оценку завершившейся 44-дневной войне, заявил, что «Азербайджан разгромил армию Роберта Кочаряна и Сержа Саргсяна». Спорить бесполезно, ибо Пашинян армию не создавал, а принял ее такой, какой она уже была, да еще и с лейблом «непобедимой». У Миграняна же свой, особый подход. В эфире он выдал такой текст: «Основные проблемы в армянской армии возникли после апреля 2016 года. Тогда Азербайджан потерпел поражение в "четырехдневной войне" и запросил перемирия. Впервые в этой войне были применены беспилотники. Азербайджан сделал выводы из этого и начал накачивать армию беспилотниками. Тогдашнее армянское руководство приняло решение перевооружить армию и заказало средства противовоздушной обороны в России". Мигранян ударяется в вольную импровизацию на основе искаженных истин. Во-первых, тогда Азербайджан впервые и применил новейшие системы электронного наведения удара на вражеские цели с использованием летающей техники, чем и обезвредил противника. Во-вторых, как же Азербайджан проиграл, если освободил от оккупации более 2 тысяч гектаров земель вместе со стратегической высотой Ляля-Тепе?! Прорыв позволил восстановить контроль за огромными территориями, и, благодаря успеху, освобожденный населенный пункт Джоджуг-Марджанлы пять лет живет полнокровной жизнью. Перемирия удалось добиться благодаря настойчивости Еревана, который взял на телефонный абордаж министра обороны России Сергея Шойгу. Последний настоял на немедленном прекращении огня в разговоре с азербайджанским коллегой Закиром Гасановым. Очень кстати вспомнить, что азербайджанские военные кинжально рассекли редуты оккупантов, добравшись до пределов Армении. Серж Саргсян оценил серьезность положения и достал Москву просьбой о прекращении огня. Ответственность за провал в 44-дневной кампании Мигранян возлагает на Пашиняна, безосновательно обвиняя его «в разворовывании денег, которые должны были пойти на приобретение систем ТОР и "Панцирь", призванных бороться с беспилотниками". По сути вопроса профессор МГИМО говорит верно, но при этом выводит за скобки ответственности настоящих расхитителей. Ими как раз и были экс-президент Серж Саргсян с приближенными, которые сдали позиции в апрельской кампании 2016 года. В его бытность главкомом и были закуплены старые вооружения, оказавшиеся не работоспособными уже в ходе последней кампании. На волне хищений было отмыто порядка 200 млн долларов, к чему Пашинян по определению не имеет отношения. Восседающий в первопрестольной Мигранян заявляет, что «Пашинян за 2,5 года руководства Арменией развалил армию, сорвал программу перевооружения и дал возможность Алиеву почувствовать себя победителем». И снова аналитик выставляет себя в образе брехуна, ибо армия Ильхама Алиева не чувствует себя, а является полноправной победительницей в ожесточенном многолетнем противостоянии. А далее профессор ударяется в базарные сплетни, дескать, «Пашинян продал Карабах за 5 млрд долларов», тогда как выглядящий в его глазах громовержцем Серж Саргсян будто бы решительно отверг торг, предложив Азербайджану аж 6 млрд., лишь бы он забыл о Нагорном Карабахе. Стиль мышления, содержание фактов и доводов, которыми оперирует Мигранян, говорят лишь о том, что выдающий себя за тяжеловеса политтехнологий специалист грешит провинциальным примитивизмом, заплывая в стихию базарных пересуд. Не гоже ученому лить напраслину на того же Пашиняна, который разнес криминальную власть карабахских отщепенцев, освободив народ от гнета казнокрадов и убийц. Каким бы неудачником не выглядел нынешний премьер, он не является преступным элементом, и этим выгодно отличается от своих предшественников. А утверждение «толпа, уличная чернь, осуществила переворот и привела к власти человека с улицы, такую же чернь» демонстрирует глубину лицемерия и ханжества самого Миграняна, который смотрит на соплеменников свысока, видя в них чернь и рвань. Ему слабо признать, что прежнюю власть свалила не чернь, а народный гнев. Люди отвергли диктатуру профессиональных бандитов и гангстеров, приведших страну к краю бездны. Наконец, Миграняну должно быть стыдно за то, что ставит очевидные истины с ног на голову, заявляя, будто «Ильхам Алиев победил не армию Саргсяна и Кочаряна, а разложившуюся армию Никола Пашиняна». Сильные духом проигрывают с достоинством, но Миграняну это не присуще. Жаль, что Ильхам Алиев и Андраник Мигранян еще не схлестнулись на дискуссионных площадках, как это было с Николом Пашиняном на Мюнхенской конференции безопасности. Вот бы батл получился. Показал бы азербайджанский глава профессору-крючкотворцу, где армянские раки зимуют. Но еще не вечер, может и доведется. Тофик Аббасов