Ötən il ölkəyə 10 milyard 730 milyon dollarlıq məhsul idxal olunub – Səfər Mehdiyev

Ötən il ölkəyə 10 milyard 730 milyon dollarlıq məhsul idxal olunub.

Musavat.com-un məlumatına görə, bunu Dövlət Gömrük Komitəsinin sədri, gömrük xidməti general-polkovniki Səfər Mehdiyev deyib. Onun sözlərinə görə, bunun 6 milyardı gömrük rüsumundan azad olunan məhsullardır:

“Ötən il ölkəyə 10 milyard dollar dəyərindən çox məhsul idxal olunub. Onlardan 4 milyard 398 milyon dolları, yəni 41 faizi idxal rüsumuna cəlb olunub. Digər məhsullar isə idxal rüsumundan azad olunanlardır”.

İqtisadiyyat

Nəşr edilib: 2021/03/04 12:07

Baxış:21


XƏBƏR LENTİ

2021/04/09 13:26

2021/04/09 12:41

2021/04/09 12:40

2021/03/04 12:07

2021/04/09 12:29

2021/04/09 12:28

2021/04/09 12:20

2021/04/09 12:01

2021/04/09 12:00

2021/04/08 15:02

2021/04/08 15:00

2021/04/08 14:46

2021/04/08 14:23

2021/04/08 14:14

2021/04/08 14:12

2021/04/08 14:12

2021/04/08 14:01

2021/04/08 14:00

2021/04/08 13:44

2021/04/08 13:29

2021/04/08 13:14

2021/04/08 13:07

2021/04/08 13:03

2021/04/08 12:57

2021/04/08 12:53

2021/04/08 12:19

2021/04/08 12:13

2021/04/08 12:10

2021/04/08 11:46

2021/04/08 11:41

2021/04/08 11:38

2021/04/07 16:47

2021/04/07 16:25

2021/04/07 16:23

2021/04/07 16:15

2021/04/07 16:12

2021/04/07 16:11

2021/04/07 16:08

2021/04/07 14:46

2021/04/07 14:33

2021/04/07 14:22

2021/04/07 14:13

2021/04/07 13:55

2021/04/07 13:49

2021/04/07 13:44

2021/04/07 13:13

2021/04/07 13:09

2021/04/07 12:59

2021/04/07 12:45

2021/04/07 12:35

Турция на «Черном континенте» уверенно теснит Францию

Франция стремительно теряет популярность и влияние в Африке, и ей «наступает на пятки»  Турция. Такой вывод многие эксперты сделали из результатов традиционного опроса «Africaleads 2021». Этот опрос охватывает около 2400 человек, среди которых есть политики, бизнесмены, представители творческой интеллигенции и интеллектуальной элиты. Среди прочего, «опинион-мейкерам» предлагалось назвать и неафриканские страны, обладающие, по их мнению, лучшим имиджем. В 2019 году Франция заняла в этом опросе пятое место, набрав 21% голосов. На следующий год она оказалась уже шестой с 20% голосов, уступив Великобритании. В нынешнем году у Парижа в активе 17% и 7 место. Да, Франция еще опережает Турцию с ее 15%, но аналитики напоминают: в прошлом году Турцию называли всего 8% опрошенных, в этом году их уже 15%. Что же касается «разбивки по регионам», то в Северной Африке, где большинство населения исповедует ислам, у Турции в активе 25% голосов,  а Франция здесь вообще не вошла в «первую пятерку». Но настоящим потрясением для многих оказались результаты Центральной Африки, которую Париж считал своей вотчиной. Здесь Турция набрала 50% голосов, в то время как у Франции их оказалось всего 16%. Для многих и в Париже, и в африканских столицах это оказалось полным шоком. Этьен Гирос, заместитель президента Французского совета инвесторов в Африке (CIAN), уже сетует: "У нас есть проблемы. Франция очень активно присутствует в Африке, у нас давние отношения, которые одновременно носят эмоциональный, культурный, военный, экономический, дипломатический характер... Мы являемся одной из ведущих стран с точки зрения помощи в целях развития, компании, которые мы представляем, достигают оборота в 60 миллиардов евро. И тем не менее наш имидж в Африке с каждым годом ухудшается. Мы должны серьезно спросить себя, почему». Можно разбирать «африканский прорыв» Турции по полочкам. Понятно, что не последнюю по важности роль в «африканской экспансии» играют успехи турецкого ВПК — африканские государства проявляют огромный интерес к броневикам, системам залпового огня и т.д. Очевидно, что Турция, которая уже входит в «двадцатку» крупнейших экономик мира, активно вкладывает инвестиции в Африканский континент, получая взамен и прибыль, и политическое влияние, организует гуманитарные акции и не пытается «учить демократии» местные правительства, предпочитая действовать при помощи «мягкой силы». Тем более понятно, что Турция воспользовалась в Африке этаким «вакуумом влияния». Если в годы «холодной войны» Запад, включая Францию, в Африке действовал четко и слаженно, пытаясь не допустить укрепления здесь позиций СССР и «восточного блока», то после падения Берлинской стены в Париже впали в этакое благодушие по принципу «никуда эта Африка не денется, а пока займемся делами поважнее». Французские эксперты и сами признаются, что их страна в последние годы действительно ослабила внимание к Африке, и привести в пример ту же Центрально-африканскую республику, где Париж, подустав от местных вооруженных «разборок», сначала согласился на «ограниченное присутствие» России, а затем удивлялся, как так получилось, что «русские, получив возможность вставить ногу в проем двери, вышибли дверь плечом». Это правда. Но не вся. Этьен Гирос, случайно или намеренно, не сказал главного. Влияние Парижа во многом базировалось и базируется на колониальном наследии. В не таком уж далеком прошлом Франция представляла собой классическую колониальную империю с обширными владениями, в том числе в Африке. Ей принадлежали Алжир, Тунис, Марокко, Сенегал, Камерун, Мали, Конго, Убанги-Шари (нынешняя ЦАР), и это еще далекое полный список. Конечно, после второй мировой войны «старушке Европе» со своими колониями пришлось прощаться, а знаменитую фразу Патриса Лумумбы: «Мы больше не ваши обезьяны!» — услышать и принять во внимание. Но дело даже не в том, что формальная независимость тем не менее давала бывшим метрополиям возможность «уйти, чтобы остаться», «сохранять традиционные связи», и Париж не был исключением, что Франция использовала, конечно, для сохранения и укрепления своего влияния в Африке самые разные инструменты, от Организации Франкофонии, инвестиций и гуманитарных акций до военных интервенций, таких, как операция «Сераль» в Мали и т.д. Во Франции не просто делали основную ставку на «традиции», не без оснований полагая, что «трехзначную» историю пребывания Франции на континенте так просто не перечеркнуть. Здесь, может, и научились выговаривать «Мали» вместо «Французский Судан», но по-прежнему смотрели н своих африканских «партнеров» свысока и предпочитали управлять, а не вникать. И не ждали, что у самих африканцев на этот счет появится собственное мнение, а бывшие колонии свою независимость воспринимают всерьез. И самое главное, на берегах Сены уж точно не были готовы к тому, что вызов на африканском поле им бросит Турция. Та самая Турция, которую в Париже пытались «ставить на место» и которую ну никак не ожидали встретить в Африке. И самое главное, никак не были готовы к тому, что Анкара уже де-факто вывела свою внешнюю политику на новый геополитический уровень, и теперь с этим придется считаться. И не только французским политикам, кстати говоря. Нурани, обозреватель 

«Обратный отсчет» для «огрызка»

Азербайджан продолжает свою наступательную стратегию в Карабахе — на сей раз в политической и дипломатической плоскости. В ближайшем будущем в Ханкенди появятся представительства азербайджанских госструктур и общественных организаций . «Скоро наш офис будет работать в Ханкенди. В настоящее время для него в городе присматривается место, — указал в своем Twitter депутат Милли Меджлиса от Ханкендинского округа, председатель Общественного объединения азербайджанской общины Карабахского региона Турал Гянджалиев. — Как депутат, представляющий всех жителей города Ханкенди вне зависимости от их этнического происхождения, я сделаю все возможное, чтобы хорошо служить им». Реакция противной стороны последовала тут же. Некая Лусине Аванесян, пресс-секретарь Араика Арутюняна, заученно затараторила: «Это очередной плод больной фантазии азербайджанской стороны, выдаваемый за реальность. С помощью таких дешевых информационных спекуляций они стремятся ввести общество в заблуждение и вызвать раздражение армянского общества». Потом заверила: такие-сякие азербайджанцы , не могут не только открыть офис в «Степанакерте» (здесь и далее кавычки наши — Ред.), но и посещать его. А потом, распалившись, заявила: «Пусть лучше думают о возвращении «наших оккупированных территорий», чтобы можно было говорить о реальных перспективах урегулирования конфликта». Мадам Аванесян можно, конечно, посоветовать зайти на сайт ООН (Карабах сегодня входит в зону покрытия азербайджанских сотовых операторов, так что мобильный интернет там уж точно есть), ознакомиться с признанными границами государств, а уже потом пытаться что-то заявлять насчет «оккупированных территорий». Посоветовать выйти на улицу Ханкенди и посмотреть, как по его улицам проезжают в Шушу азербайджанские военные колонны. А еще напомнить местные декларации времен 44-дневной войны в стиле «азербайджанская армия попала в ловушку под Джебраилом», «мы устроили азербайджанским диверсантам в окрестностях Шуши «адское ущелье»» и т.д., а затем сравнить их с недавним признанием Роберта Кочаряна, что за всю войну у армянской армии не было ни одной успешной операции. Только вот есть еще одна, если угодно, «невидимая» сторона истерики сепаратистов по поводу заявления Гянджалиева. А вот тут нужны подробности. «Твит» депутата Милли Меджлиса от Ханкендинского округа, кроме всего прочего, еще и напомнил жителям «огрызка» нынешние реалии. Азербайджан, победив в 44-дневной войне, не просто освободил от армянской оккупации равнинный и часть нагорного Карабаха, включая его исторический центр — Шушу. Наша страна еще и подвела черту под самим проектом «миацума», отправив в архив, а точнее, на свалку, все разговоры и проекты по поводу вожделенного «статуса Карабаха». Так что появление в Ханкенди азербайджанских офисов — вопрос времени, причем не такого уж продолжительного. Причем это подтверждает не только «твит» Гянджалиева, но и даже возмущенное послание Наиры Багдасарян, главного редактора 1aitv.ru, которую такие-сякие российские миротворцы не пропустили в Карабах — не считая вполне официальных заявлений Действующего председателя  ОБСЕ и посредников из Минской группы, где даже полунамеком не упоминаются переговоры о статусе Карабаха. Вопрос закрыт и более не находится в повестке дня. Но вот в Армении даже после собственного военного разгрома далеко не все готовы смириться с поражением. И если одни после 30 лет оболванивания просто не готовы принять крах «миацума» на эмоциональном уровне, то другие явно рассчитывают «запустить» претензии к Азербайджану по новому кругу, используя «огрызок» в качестве плацдарма. Заявления главы МИД Армении Ара Айвазяна на тему «будущего статуса» Карабаха и его намеки на повторную оккупацию ныне освобожденных территорий — пример показательный и не единственный. Более того, в эту авантюру уже готовы втянуться персоны вроде Араика Арутюняна и его «ближнего круга», которые прекрасно понимают, что если права рядовых граждан Азербайджана армянской национальности будут гарантированы и соблюдены, то вот им, соучастникам конкретных преступлений, рассчитывать не на что. Отсюда —и град заявлений, и провокации, и неумные фейки вроде «азербайджанцы ночью пробрались к памятнику и написали на табличках «Азербайджан»», причем на прилагаемых фотографиях слово Азербайджан написано с грамматическими ошибками. А тогда уже становится понятно, что по сути дела для жителей «огрызка» включился «обратный отсчет». Где бояться надо не азербайджанцев, а того, что ереванские провокаторы и ханкендинские марионетки все же доведут дело до новой войны. К которой, кстати говоря, Азербайджан готов. Нурани, обозреватель

Сила разумного действия, как регулятор порядка

Пережитый Арменией кошмар есть следствие не только поражения в 44-дневной войне. Многочисленные дыры в ткани ее жизни вызваны провалами и встрясками, которые повторялись на протяжении более чем ста лет ввиду зловредной идеологии, которой придерживался политический авангард многострадального народа. В условиях беспросветного существования проблемной республике необходимы решительные шаги, чтобы преодолеть тяжелую кризисную полосу. В ней причудливо переплелись изъяны и неурядицы экономического, социально-психологического, морального порядка. Для начала народу страны нужно разогнать собрание политических неудачников, которые на протяжении многих лет, пользуясь наивностью масс, навязывали людям кошмарные идеологемы, в основе которых были зловредные идеи национального превосходства. Именно они не давали обществу оглядеться вокруг, разобраться в себе, выбрать ориентацию и наладить отношения с соседями. Чтобы вывести страну на арену разумного действия, необходимы примиренческие инициативы в направлении Азербайджана и Турции. Два ключевых государства региона для наказания агрессора, не мудрствуя, лукаво, закрыли границы на замок, и этим обрекли неугомонного соседа на нищенское существование. До внеочередных выборов осталось не так уж много, и для перезагрузки политического мышления, избавления от поствоенного синдрома правящей силе придется подготовить почву к осмысленным шагам в направлении успешных соседей. Но как бы парадоксально это ни выглядело, считающие себя фаворитами предстоящей выборной кампании заядлые мракобесы уже бьют в колокола, мол, Армения никогда не согласится на переговоры с позиции проигравшей стороны. Неужели в Ереване думают, что проигравший народ располагает моральным правом еще что-либо диктовать, или выступать в амплуа законодательницы политической моды?! На глазах сыпится государственность народа, вековой мечтой которого была идея создания национального очага. Неправильное распределение национального ресурса, безудержная милитаризация общества, наконец, ошибочные приоритеты страны, в концепции безопасности которой два важных соседа указаны в качестве врагов, вконец измотали государственно-общественный организм. Что еще должно произойти, чтобы политический кластер избавился от вредоносных тенденций?! Ереван утратил устойчивость к стрессовым ситуациям, и отныне любой внештатный разворот окончательно добьет субъектность Армении, и внешним регуляторам придется прибрать к рукам всю управленческую систему. Навряд ли новым властям будет по нраву такой разворот, хотя Армения в результате отхода от суверенного пути развития, а это произошло в результате захвата власти военно-политической хунтой во главе с Робертом Кочаряном (1998), снова подсядет на плавающее иждивенчество. Правительство Никола Пашиняна уже изъявило желание подготовиться к примирению с Турцией и Азербайджаном. Но предложения из этой серии сразу же вызвали недовольство радикально настроенной политической группировки. Ее ведущие лица предрекают провал диалогу, который, кстати, еще не начался. Пессимисты заведомо отпевают саму идею, сетуя на то, будто бы разговор для Еревана уложится в структуру кабальных условий. Трезвые силы в качестве одного из реалистичных вариантов выправления обстановки предлагают отказаться от политики перманентной вражды с ключевыми странами региона. Это и в самом деле может помочь без раскачки разрубить гордиев узел зажатости. Наконец, это же даст возможность вывести новые контуры взвешенной внешней политики. Политика осмысленных действий, как правило, начинается с выстраивания конструктивных отношений с ближайшими соседями. Альтернативы этому находятся, но они обещают большие издержками, ведь интеграция, что называется, через голову выгодных спаррингов, приводит к утрате инициативы, времени и ресурсов. Новые взгляды премьера Пашиняна, главы совета безопасности Армена Григоряна и других представителей правящей команды о необходимости корректировки подходов уже вызвали гвалт негодования в среде непримиримых оппозиционеров. В ход пошли затертые клише, мол, «после агрессии в Карабахе и поражения армянской стороны новые подходы унизительны и невозможны». Масла в огонь негодования подлил второй президент Роберт Кочарян в интервью российскому общественному телевизионному каналу, где выразил обеспокоенность перспективой превращения своей страны, хотя Армения не его страна, «во вторую Аджарию». К месту вопросить, а что предосудительного или провального, собственно, происходит с Аджарией? Это динамично развивающийся регион Грузии, где темпы роста по ключевым показателям превосходят среднестатистические по всей Грузии. Турецкий бизнес, вдохнув свежую струю в атмосферу уникального региона, воссоздал универсальные механизмы, стимулирующие деловую жизнь. Впору ставить аджарскую модель в пример другим. Было бы разумно сказать, что Армении как раз нужно перестроиться на аджарскую систему координат, коль Ереван жаждет покончить с нищетой и разрухой. А Кочарян снова наступает на старые грабли, раскрывая изнанку своего узколобого политического мышления. Все, кто бьет в колокола по случаю возможных переговоров Армении с Азербайджаном и Турцией, это классические противники здравого смысла, истые ретрограды, которым импонирует тернистый путь вражды, приведший армян к краю бездны. Формирование благоприятной атмосферы вокруг Армении возможно только в условиях изменения политики официального Еревана, отказа от идеологии мести в отношении тюркских этносов. И надо иметь в виду, что поражение в затяжной тяжбе стало логическим итогом безуспешной политики, основанной на вымышленном вопросе территориальных приобретений. Ошибки необходимо признавать и делать выводы. Разблокирование коммуникаций, о котором договорились три страны, открывает путь для реабилитации армянскому государству. В противном случае никаких альтернативных схем урегулирования и привлечения созидательного ресурса для Еревана не будет. Некоторых пылких противников политики примирения задело за живое использованное определение «регион должен приобрести человеческое лицо». В принципе, разве это секрет, что Южный Кавказ во многом из-за конфликта вокруг Карабаха утратил свою привлекательность? Это ведь правда, и виной тому была и по-прежнему остается агрессивность, которой оперирует Армения. И напоследок. Если в Армении не желают диалога с Анкарой и Баку только в силу того, что Еревану необходимо предстать в облике сильного игрока, то пиши пропало. Значит, поезд мира снова пускается под откос неугомонными армянскими радикалами. Судьба окончательного и всеобъемлющего мира обусловлена выполнением дорожной карты, которая выработалась при участии Баку, Москвы и Еревана 11 января 2021 года. Если не заработает Зангезурский коридор, все полетит к чертям, и тогда Армении придется пенять только на себя. Ввиду слабости духа и непонимания особенностей новых реалий, где слово правды и справедливости снова обрело силу разумного действия. Тофик Аббасов, аналитик