Efirdə Qarabağla bağlı nadir kadrları yayımlanıb – Video

“Real” televiziyasında Qarabağ müharibəsini əks etdirən kadrlar yayımlanıb.

“Mir Şahinin vaxtı”nda Qarabağ müharibəsi ilə bağlı 1992-1993-cü illərə aid heç yerdə yayımlanmayan nadir videokadrlar göstərilib. Videogörüntüləri jurnalist Mir Şahinin qonağı, hərbi operator İlham Ələkbərov təqdim edib. Söhbət əsnasında kadrların Buzovna qəsəbəsində – məcburi köçkünlərin məskunlaşdığı yataqxanada, Ağdərə və Kəlbəcər rayonlarında çəkildiyi məlum olub.

Kadrlarda mərmi düşməsi nəticəsində yaralanan əsgərlər, qana bulaşmış silahları yığan operator, əl-ayağını yara basmış şəxsi heyət, təcrübəsizlikdən şikayətlənən zabitlər əks olunub.

Tarix, Vacib

Nəşr edilib: 2019/05/27 8:20

Baxış:2538


XƏBƏR LENTİ

2020/07/10 17:07

2020/07/10 16:30

2020/07/10 16:25

2019/05/27 8:20

2020/07/10 16:16

2020/07/10 16:14

2020/07/10 13:51

2020/07/10 13:33

2020/07/10 13:26

2020/07/10 13:21

2020/07/10 12:50

2020/07/10 12:44

2020/07/10 12:25

2020/07/10 12:20

2020/07/10 12:02

2020/07/10 11:48

2020/07/10 11:46

2020/07/10 11:40

2020/07/10 11:36

2020/07/10 11:33

2020/07/10 10:31

2020/07/10 10:11

2020/07/10 10:00

2020/07/10 9:47

2020/07/09 22:49

2020/07/09 18:00

2020/07/09 16:21

2020/07/09 16:10

2020/07/09 16:02

2020/07/09 16:00

2020/07/09 15:33

2020/07/09 15:07

2020/07/09 14:46

2020/07/09 14:43

2020/07/09 14:35

2020/07/09 14:14

2020/07/09 14:11

2020/07/09 14:09

2020/07/09 14:07

2020/07/09 13:04

2020/07/09 12:55

2020/07/09 12:49

2020/07/09 12:28

2020/07/09 12:27

2020/07/09 11:11

2020/07/09 11:11

2020/07/09 11:10

2020/07/09 11:08

2020/07/09 11:05

2020/07/09 11:04

Черное море на грани войны?

«Войны за воду» — сравнительно новый и стремительно набирающий популярность «тренд» обсуждений в экспертном сообществе. Знатоки напоминают, как власти Сирии упрекали Турцию, когда та строила водохранилища на реках Тигр и Евфрат. Нарастает напряженность между Египтом, Эфиопией и Суданом — три страны никак не могут договориться об использовании ресурсов Нила, да тут еще Эфиопия строит на Голубом Ниле плотину и водохранилище. Свои водные споры уже давно продолжаются в Центральной Азии. Но сегодня все больше признаков, что первая «водная война» на постсоветском пространстве может разразиться между Россией и Украиной. Во всяком случае, командующий украинским флотом контр-адмирал Алексей Неижпапа заявил, что Украина готовится отражать новое нападение Москвы на сопредельную с оккупированным Крымом Херсонскую область Украины — как уверен контр-адмирал, Москва может пойти на это, чтобы восстановить работу Северо-Крымского канала и пустить днепровскую воду в Крым. После чего заверил: «Наши подразделения готовятся к таким действиям. Все планы раскрыть не могу, но вот вам маленький факт: дальность ракетного комплекса «Нептун» позволяет применять его с материковой Украины на подходах к Севастополю. Вот там и посмотрим». Хотя и предупредил, что «будет много потерь — и наших воинов, и гражданского населения». Как полагают в Киеве, новая атака может произойти осенью, во время учений «Кавказ — 2020». Со своей стороны, замглавы украинского МИДа Василий Бондар отмечает, что мнение о возможности военного наступления России разделяют «значительное количество военных экспертов и аналитиков». В Москве, как того и следовало ожидать, поторопились все опровергнуть. «Это искусственное нагнетание, — уверял пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков, — никоим образом не способствует урегулированию ситуации на юго-востоке». Никаких планов вторжения в Украину, по его словам, у России нет. Российские военные эксперты поторопились заверить, будто бы украинские ракеты «Нептун» не несут никакой угрозы Севастополю, и вообще украинская сторона «преувеличивает» их эффект. И, наконец, проблема доступа к воде в Крыму «успешно решается». Намеренно оставим в стороне вопросы, насколько успешно РФ «решает» водную проблему в захваченном Крыму, и даже не станем устраивать экскурсов в историю и напоминать, что после депортации с полуострова коренного населения — крымских татар — его новые жители очень быстро поняли, что воды здесь катастрофически мало, и хозяйствовать привычными методами не получится — у татар получалось, а вот у тех, кто занял их дома и землю, уже нет. Важно другое: вряд ли настоящая причина новой вспышки военных действий — это вода. И не только потому, что синхронно с предупреждениями украинских властей партия Захара Прилепина призвала провести референдум и включить в состав России Донбасс, Приднестровье и заодно оккупированные земли Грузии, причем еще накануне бывшие вожаки донецких сепаратистов обещали, что скоро эти земли «войдут в состав России». Прежде всего, будем реалистами: о планах России «пробивать коридор» вдоль побережья Черного моря, через Одессу, Николаев и тот самый Херсон, к Приднестровью и вообще отрезать Украину от моря, эксперты уверенно говорили еще весной 2014 года, по горячим следам аннексии Крыма и сепаратистских мятежей в Донецке и Луганске. Тогда Кремлю так и не удалось довести свою «черноморскую стратегию» до логического завершения: и украинские силы, состоявшие по большей части из добровольческих батальонов, держали фронт куда эффективнее, чем это планировали российские стратеги, и международная реакция оказалась бесконечно далека от кремлевских надежд на бессмертное «пипл схавает»…Войну как бы «поставили на паузу». Но вот надолго ли — вопрос открытый. Более того, Москву явно тревожит и растущая активность НАТО в Черном море. Строго говоря, это море благодаря Турции никогда не было «кремлевским озером», но теперь, когда Болгария и Румыния уже стали членами НАТО, а Украина и Грузия открыто готовятся туда вступить, а натовские военные корабли постоянно присутствуют в его акватории, в Кремле и в «Арбатском военном округе» явно нервничают. В те же дни, когда в Киеве с тревогой говорили о возможности нового витка российской агрессии, российские СМИ со ссылкой на официальные источники опубликовали очередную «пугаловку»: НАТО плывет к границам России! Правда в реальности средиземноморская военно-морская группа Североатлантического альянса намерена принять участие в организованных Болгарией учениях, а затем посетить Одессу. Но вот во время этого посещения они окажутся всего-навсего в 380 километрах от оккупированного украинского Крыма и от базы российского Черноморского флота. И вот на этом фоне уже вряд ли получится полностью исключить, что в Москве пришли к выводу, будто бы реальный конфликт в Черном море — это «лучший способ» крепко напугать НАТО и заставить Североатлантический альянс умерить активность в «чувствительном регионе». Словом, риск войны весьма высок. Строго говоря, Азербайджан не имеет выхода к Черному морю, но это еще не значит, что риски для нашей страны нулевые: членство в ГУАМ, тесное сотрудничество и стратегическое партнерство  с Украиной, Грузией и тем более Турцией, наконец, принципиальное неприятие попыток силовой перекройки признанных границ — это на поверхности. Но есть еще одна сторона вопроса. Напомним: как уже рассказывал Minval.az, в последние годы Россия активно создает вдоль побережья Черного моря, в окрестностях курортного Сочи, крупный узел своей военной инфраструктуры, который увязан в то же юго-западное стратегическое направление, к которому относятся и сирийский «Хмеймим», и Каспийская флотилия, и база в Гюмри. Что уже понятным образом меняет прочтение ситуации и для Азербайджана, и для Турции. Так что возможное изменение баланса сил на Черном море не может не повлиять и на Карабах. Другое дело, в какую именно сторону изменится этот баланс сил. Особенно с учетом того обстоятельства, что планы России на украинском поле рушились уже не раз. А умение трезво оценивать расклад сил, возможную международную поддержку и последствия собственной «игры на обострение» никогда не входили в число сильных сторон Кремля. Нурани, политический обозреватель

Уроки истории Азербайджана напугали власти Армении

В Иреване разгорается очередной скандал. По планам местных властей, на месте улицы Фирдоуси, бывшего рынка, который в последние годы функционировал как «барахолка», и близлежащих кварталов, включая старинные здания, предполагается выстроить «Южный проспект» с торговым центром, жилыми зданиями, отелями и бизнес-центрами. Анонсировали проект еще при прежних властях — в 2015 году, строительные работы начали в 2017, потом о нем понемногу забыли, но теперь проект вновь в центре внимания. Сами жители квартала Фирдоуси собирают подписи, пытаясь сохранить свой «квартальный мирок». Когда начался снос одного из зданий, шум в соцсетях был таким, что в мэрии Иревана прошло специальное заседание с участием гражданских активистов,  а главный архитектор города Артур Месчян возмущенно заявил: «Вы что издеваетесь? Деньги заплачены, проект начат, мы все-таки будем строить Фирдуси или нет? Столько памятников было уже разрушено и перемещено, давайте просто переместим имеющиеся здания и закроем вопрос. К чему вся эта шумиха?» Казалось бы, классический сюжет вокруг споров о судьбе старой городской застройки по принципу «снести нельзя оставить»: кварталы, в которых одни видят «очарованье старины глубокой» и «историческое наследие», которое надо сохранить, а другие — малокомфортные и малоценные «хибарки», на месте которых нужно выстроить что-то более красивое, удобное и современное, есть во многих городах. Но лишь на первый взгляд. В реальности в Иреване свою историческую застройку уничтожают вполне осознанно — здесь просто «добивают» любые свидетельства подлинной истории Иревана. И делают это как раз в то время, когда об этой подлинной истории напомнили в Азербайджане. О том, что нынешняя Армения создана на исторических азербайджанских землях, а ее столицу — Иреван — делегация Азербайджанской Демократической Республики уступила властям Армении в 1918 году, в нашей стране говорят на самом высоком уровне. Президент Азербайджана Ильхам Алиев еще в 2015 году напоминал: «В 1918 году, после падения Российской империи, была создана первая Азербайджанская Республика. Одним из первых решений, принятых этой республикой, явилась передача Еревана из состава Азербайджана Армении. Нынешняя столица Армении — это наш исторический город Иреван, 80% населения которого в начале ХХ века составляли азербайджанцы». А около месяца назад, во время открытия Олимпийского комплекса в Тертере, президент Азербайджана Ильхам Алиев напомнил: ««Когда я говорю, что Иреван – наша древняя земля, то говорю абсолютную правду. Это знает каждый». После чего отметил: «Я поднял этот вопрос. Поднял с различных трибун, в том числе, находясь за рубежом, и сказал, что это – наш город, наша земля. Каждый должен знать свою историю». И вот эти экскурсы в реальную, подлинную историю тех земель, на которых создана Армения вообще и ее столица в частности, судя по всему, вызывают нешуточную нервозность по ту сторону линии фронта. Во-первых, в отличие от сфальсифицированных ссылок на решения Кавбюро, которое дважды рассматривало вопрос Карабаха и дважды же решало оставить его в составе Азербайджана, доказательства исторической принадлежности Иревана Азербайджану самые серьезные. Во-вторых, Иреван в 1918 году передавали с вполне четкими и определенными условиями. Так, Армения обязалась отказаться от всех других территориальных претензий к Азербайджану, чего не выполнила ни тогда, ни сейчас, пытаясь «приармянить» то Карабах, то Нахчыван, то бывшую территорию Гирдыманского ханства…Кроме того, Армения гарантировала, что азербайджанцы, оставшиеся в Армении, будут иметь все возможности развивать свой язык и культуру — но в реальности устроила этнические чистки и превратилась в единственное на Кавказе моноэтническое государство. Конечно, принцип нерушимости границ мог бы и должен был бы сыграть роль страховки от военно-политического продолжения экскурсов в историю, но в реальности Армения сама уничтожила эту «страховку», устроив в регионе агрессивную войну и территориальные захваты. В Иреване попросту подрубили сук, на котором сидели. И теперь с понятными чувствами осознают: если сложится ситуация, у Азербайджана найдутся серьезные основания дезавуировать решение 1918 года, потому как это Армения не выполнила взятых на себя обязательств. Конечно, уважение признанных в регионе границ должно было бы сыграть роль надежной страховки от их ревизии, только вот процесс этой самой ревизии начала как раз Армения. И если учесть, что баланс сил тоже меняется не в пользу Армении, что с Россией отношения испорчены донельзя, и еще у нее своих проблем больше чем достаточно…Неудивительно, что в Иреване ведут себя точно так же, как это делают террористы и мафиози, столкнувшись с угрозой неприятностей — убирают неудобных свидетелей. Просто в данном случае в роли свидетелей оказались последние островки«досоветской» архитектуры. Поэтому при нынешнем иреванском безденежье замышляют грандиозные проекты, сносят последние остатки исторической застройки и даже камни свозят к садам и виноградникам Долма, существующим здесь еще с тех времен, когда этот город был столицей Иреванского ханства. Только вот не задумываются, что, во-первых, убирая свидетелей, оставляют дополнительные следы собственных преступлений. А во-вторых, и «в-главных», даже теоретически не могут уничтожить все. А тем временем у Республики Западный Азербайджан появился свой флаг — об этом заявил председатель инициативной группы Республики Западный Азербайджан (Иреван) в изгнании, профессор турецкого университета Эрджиес Гафар Чахмаглы. По его словам, накануне, 4 июля, состоялось очередное заседание правительства Республики Западный Азербайджан в изгнании, где и был утвержден ее флаг. По словам Чахмаглы, на знамени «много красного цвета, который символизирует масштаб трагедий тюрков Западного Азербайджана. Голубой цвет символизирует тюркство, а зеленый – ислам. Полумесяц и восьмиконечная звезда указывают на принадлежность к Азербайджанской Республике». В ближайшие дни будут представлены герб и гимн. И судя по тому, с какой лихорадочной поспешностью в Иреване «убирают свидетелей», здесь понимают, что добавка «в изгнании» к словам «правительство Республики Западный Азербайджан» — это не навсегда. Нурани, политический обозреватель

Террористы в роли дипломатов

Дипломатия, как известно, сфера весьма деликатная, профессиональная и требующая допуска к весьма и весьма конфиденциальной информации. В США предусматривается даже уголовное наказание для лиц, которые попытаются вести переговоры от имени правительства Соединенных Штатов, не имея на то официальных полномочий. Но при этом в мире растет популярность «народной дипломатии», а дипломаты, аккредитованные в той или иной стране, регулярно встречаются с местными политиками и гражданскими активистами. Вот и посол Ирана в Армении Аббас Зохури принял на днях делегацию новосозданного «Национально-демократического полюса» в составе Ара Папяна, Гарегина Чукасзяна и Жирайра Сефиляна. Как сообщается, обсудили представляющие обоюдный интерес вопросы региональной политической, экономической, энергетической, железнодорожных и автомобильных коммуникаций и других сфер. Также достигнута договоренность продолжать встречи. А затем Гарегин Чугасзян поделился с журналистами своим видением ситуации: «…Мы выделяем важность роли Ирана, как соседней и дружественной страны стратегического значения. Многие члены нашей инициативы также и ранее имели встречи с бывшими и нынешними послами, представителями посольства Ирана». Более того, по его словам, полюс готовит проекты, касающиеся армяно-иранских отношений, которые в ближайшее время будут опубликованы. «Из них первый относится к железнодорожному сообщению», — добавил Чукасзян. Здесь нелишне поинтересоваться, какие такие «железнодорожные» проекты решили предложить своим иранским собеседникам делегаты новосозданного «полюса». Тем более что один из участников встречи — Ара Папян — еще несколько лет назад, в бытность свою политологом и руководителем центра «Модус Вивенди», сквозь зубы признавал, что построить железную дорогу из Армении в Иран через Зангезур «нереально»: «строительство туннеля длиною более 100 км, строительство мостов более 20 км, и официально объявленные 3,2 млрд., которые в действительности будут удвоены, а строительство займет 7 лет», «это при том, когда строительство железной дороги Ирак - Азербайджан практически завершено», и «если уже будет задействована железная дорога Иран - Азербайджан - Грузия, Армения будет изолирована". А затем добавлял, что единственный для Армении шанс — это «прорвать блокаду» и задействовать железную дорогу через Нахчыван. Словом, очень интересно, что именно обсуждала депутация «полюса» в посольстве Ирана: «нереальный» проект строительства железной дороги через Зангезур или армянские претензии на Нахчыван? А еще интереснее, как на инициативу своих собеседников отреагировали иранские дипломаты. Которые прекрасно понимают, что, несмотря на все иреванские истерики, Карсский договор никто не отменял. А значит, что при первой же попытки Иревана «продвинуть» свои притязания на Нахчыван дальше «красной черты» Армении придется иметь дело не только с отдельной общевойсковой армией, дислоцированной в НАР, а, скорее всего, с коалицией Азербайджана и Турции. И это явно не тот «замес», где бы Иран страстно желал оказаться в центре событий. Но куда вероятнее, что у делегатов все же хватило осмотрительности не обсуждать с иранскими дипломатами своих притязаний на Нахчыван. Показательно другое: встреча с представителями новоиспеченного «полюса» состоялась как раз в то время, когда, судя по многим косвенным признакам, доселе прочные и близкие отношения Армении с Ираном дали трещину. Как уже рассказывал Minval.az, армянские оппозиционные эксперты не на шутку обеспокоены: перед посольством Армении в Иране проходят митинги протеста, посол ИРИ в Азербайджане выступает в поддержку Азербайджана в Карабахе… И вот на этом фоне слишком многое указывает на то, что на Гарегина Чукасзяна и Жирайра Сефиляна возложена в Иреване весьма деликатная миссия. На встрече с агаи Зохури они представляли новоиспеченный «Национально-демократический полюс», но еще недавно входили в руководство партии «Сасна Црер». А эта партия, напомним, создана теми самыми боевиками, которые летом 2016 года захватили в Иреване полицейскую базу и удерживали там заложников. Более того, судя по многим признакам, «Сасна Црер» представляет собой по сути дела «политическую крышу» армянской террористической группировки АСАЛА — в ее верхушке предостаточно персон с «ближневосточным», как у Жирайра Сефиляна, и даже «европейским» террористическим опытом. И вот тут уже нелишне вспомнить, что АСАЛА еще в начале восьмидесятых годов наладила в Ливане весьма активное сотрудничество с проиранскими «коллегами», включая «Исламский джихад» и «Хезболлах». Какую роль здесь сыграл тот факт, что духовный лидер «Хезболлах» шейх Насралла имеет в Бейруте кличку «моджахед из армянского квартала» — отдельная тема, но нет сомнений в другом: этот союз АСАЛА с «Хезболлах» и «Исламским джихадом» заложил фундамент не только того, что в Ливане в одном выборном блоке с «Хезболлах» выступает местная ячейка «Дашнакцутюн», но и во многом сыграл роль «первой ниточки», обусловившей уже межгосударственное сотрудничество Армении и Ирана. И теперь, когда отношения Иревана с Тегераном «дали трещину», Пашинян, похоже, обратился за помощью к террористам из АСАЛА — с тем, чтобы они взяли на себя роль «неофициальных дипломатов». Это, конечно, занятная информация к размышлению и о качестве армянской дипломатии, и о близости госструктур Армении к «сети» террора АСАЛА. Только вот, как предупреждают эксперты, старые связи и личные контакты в дипломатии — это, конечно, хорошо, но при масштабном пересмотре одной из сторон своей политики они вряд ли помогут. Нурани, политический обозреватель