Xətaidə mənzildən qadın meyiti tapıldı

Evə basqın edib yaşlı qadını zorladılarBakının Xətai rayonunda mənzildən 61 yaşlı qadının meyiti tapılıb.

Minval.info xəbər verir ki, bu barədə Fövqəladə Hallar Nazirliyi məlumat yayıb.

Bildirilir ki, Nazirliyin  “112” qaynar telefon xəttinə daxil olan məlumata əsasən, Bakı şəhərinin Xətai rayonunda 1 nəfər bağlı qapı arxasında köməksiz vəziyyətdə qalıb.

Hadisə yerinə cəlb olunan Xüsusi Riskli Xilasetmə Xidmətinin müvafiq xilasetmə qüvvələri mənzilin giriş qapısını açıb və orada aşkarlanan 1958-ci il təvəllüdlü Verxonostseva Svetlana Borisovnanın meyitini aidiyyəti üzrə təhvil veriblər.

Hadisə

Nəşr edilib: 2019/12/07 21:10

Baxış:60


XƏBƏR LENTİ

2020/01/29 18:00

2020/01/29 17:45

2020/01/29 17:30

2019/12/07 21:10

2020/01/29 17:15

2020/01/29 17:00

2020/01/29 16:44

2020/01/29 16:40

2020/01/29 16:15

2020/01/29 16:00

2020/01/29 15:45

2020/01/29 15:30

2020/01/29 15:15

2020/01/29 15:08

2020/01/29 15:00

2020/01/29 14:45

2020/01/29 14:30

2020/01/29 14:15

2020/01/29 14:00

2020/01/29 13:45

2020/01/29 13:30

2020/01/29 13:15

2020/01/29 13:00

2020/01/29 12:45

2020/01/29 12:23

2020/01/29 12:00

2020/01/29 11:45

2020/01/29 11:30

2020/01/29 11:15

2020/01/29 10:45

2020/01/29 10:30

2020/01/29 10:15

2020/01/29 10:00

2020/01/28 18:00

2020/01/28 17:55

2020/01/28 17:45

2020/01/28 17:30

2020/01/28 17:00

2020/01/28 16:45

2020/01/28 16:30

2020/01/28 16:18

2020/01/28 16:15

2020/01/28 16:00

2020/01/28 15:45

2020/01/28 15:30

2020/01/28 15:15

2020/01/28 15:00

2020/01/28 14:45

2020/01/28 14:30

2020/01/28 14:00

«Китайская игра» на Каспийском море. Какие цели преследует Пекин?

Эксперты и аналитики многих стран еще долго будут обсуждать итоги Давосского форума. Тем более что тема эта многогранная: кто с кем встретился, кто и на какое место переместился в составляемых рейтингах, чему были посвящены панельные дискуссии…Регулярно появляются здесь даже свои «городские сумасшедшие» — не так давно в этой роли выступал вожак сегодня уже почти забытых «антиглобалистов» фермер Жозе Бове, сегодня — экоактивистка Грета Тунберг, движение в поддержку которой уже едко окрестили «гретинизмом». Но, возможно, главную политическую новость нынешнего форума обозначило панельное заседание «Стратегический взгляд: Евразия», где модератор задал президенту Азербайджана Ильхаму Алиеву каверзный вопрос: «Как президент Азербайджана, куда Вы позвоните в первую очередь — в Москву или Пекин?» На что глава государства дал блестящий ответ: «В Баку». И пояснил: «Да, мы проводим дружелюбную политику в отношении наших соседей, однако в то же время национальные интересы всегда находятся на первом месте». То, что Азербайджан под руководством президента Ильхама Алиева проводит действительно независимую внешнюю политику, в Баку подчеркивают регулярно, и эти слова неоднократно подтверждены на практике. «Сенсационный посыл» был в другом: Давосский форум обозначил возросший интерес к региону не только России, Запада и Турции, но и Китая. Того самого Китая, который явно претендует на роль по крайней мере второй «сверхдержавы мира», вышел, потеснив Россию, на второе место в мировом экспорте оружия и уверенно наращивает свое влияние и в Азии, и в Африке, и в других регионах. А теперь вот проявляет интерес и к Каспийскому региону. Во всяком случае, в последние дни ушедшего 2019 года появилась информация, что командующий ВМС Ирана контр-адмирал Хоссейн Ханзади заявил, что его страна «намеревается организовать совместные военные учения в Каспийском море и с региональными странами - по итогам недавних успешных учений с Россией и Китаем в Индийском океане и в Оманском заливе».  И, честно говоря, трудно представить себе, что иранский контр-адмирал озвучил идею о совместных учениях ВМС трех стран на Каспии без предварительных консультаций с Москвой и Пекином. Это, конечно, хороший повод вновь вспомнить предостережения экспертов из российских оппозиционных и либеральных СМИ, что влияние Китая в РФ растет опасными темпами, что Россия превращается едва ли не в сателлита «Поднебесной» и отметить, что теперь «на плечах» России Китай приходит и на Каспий. Но…зачем? Членство Азербайджана в инициативе «Один пояс — один путь»? Вопрос безопасности проходящих по акватории Каспия торговых путей, в том числе и транскаспийской паромной переправы, которую все активнее с выходом на железную дорогу Баку-Тбилиси-Карс используют китайские перевозчики? Но…требует ли логистика такого инструмента, как совместные учения ВМФ с Россией и Ираном — как минимум тема для дискуссий. Тем более что Каспий — водоем закрытый, доплыть сюда из Китая проблематично. Только вот в чем дело. Каспий, точнее, «транскаспийский» транспортный хаб — это еще и не контролируемая ни Россией, ни Ираном дорога в Казахстан и Центральную Азию для Запада, то есть для США и НАТО, которые уже перевозят из Азербайджана в Казахстан грузы для натовского контингента в Афганистане. А вот это уже меняет для Пекина весь расклад, особенно на фоне растущего внимания Запада к «уйгурскому фактору». Излишне напоминать: отношения КНР с теми же США далеко не безоблачны. Здесь наличествуют не только споры о торговом соглашении, но и, к примеру, вопрос Южно-Китайского моря. И если на этом фоне США начнут «работать» с теми же лидерами уйгурского национального движения куда «плотнее», чем сейчас — Пекину мало не покажется. В результате в КНР по-настоящему опасаются усиления влияния Запада в тюркоязычных государствах Центральной Азии. А для Запада в этот регион ведут две не контролируете ни Россией, ни Ираном, ни самим Китаем дороги: или через Пакистан и неспокойный Афганистан, или…через Каспий. И если Китай уже строит свою военную базу на границе единственной нетюркоязычной страны региона —  Таджикистана — с Афганистаном, рядом с Ваханским коридором, по которому Афганистан как раз и «выходит» к своему короткому участку границы с Китаем, то следующей «точкой приложения сил», вполне логично, должен был бы стать Каспий. А в своем успехе Пекин, похоже, не сомневается. Но не все так просто. Да, Китай в последние годы активно наращивает свое влияние во многих регионах мира, и этого вполне могло хватить для этакого «головокружения от успехов». Правда, в основном очарованию Поднебесной поддались или «страны-изгои» типа Ирана или Венесуэлы, или «забытые государства» в Африке, то есть те страны, где КНР попросту не сталкивается с конкуренцией и может вести себя примерно как герои мультфильма про деревню Простоквашино, увидевшие в деревне дом с надписью «Дом пустой, живите кто хотите». А вот Каспий — это не Венесуэла и не Сенегал. Хоронить транскаспийские проекты и сотрудничество с Западом ради благосклонности Пекина — не та идея, которая будет иметь здесь успех. Станут ли Москва и Тегеран делать для Пекина «грязную работу» — вопрос как минимум открытый. Особенно на фоне всех нынешних «неприятностей» и РФ, и ИРИ. А действовать самостоятельно Китай здесь в силу понятных причин не сможет. И это не считая нарастающих проблем на собственном «заднем дворе»: «размороженные» Пекином территориальные притязания к соседям, напряженность внутри самого Китая — все это как минимум снижает шансы на повторение древнеримского «пришел, увидел, победил» в переводе на китайский. Наконец, есть еще одна сторона вопроса. Новая география интересов Китая еще раз подтвердила: Каспийское море — это уже давно не «запертая в центре континента» геополитическая провинция, а точка пересечения силовых векторов. Отсюда еще в самом начале сирийского конфликта российские ВМС били «Калибрами» по целям в Сирии, над Каспием пролетали сначала в Сирию, а затем в Южную Африку российские стратегические бомбардировщики…И если теперь интерес к региону проявляет уже и Пекин, да еще в «связке» с Россией и Ираном, то результатом «китайской игры на Каспии» вполне может стать укрепление в этом регионе позиций Запада. Хотя, возможно, в штабе контр-адмирала Ханзади на это совсем и не рассчитывали Нурани, политический обозреватель 

«Сделка века»: в чем просчитался Трамп?

Очевидный успех, как правило, окрыляет на новые подвиги. Но он же иной раз притупляет разборчивость, открывая фронт для неурядиц и потерь. Поймавший кураж в делах коммерческих Трамп показывает, что убежден в силе таранной методологии. Он решительно пошел на снос стены отчуждения в ближневосточной дилемме, но забыл взять во внимание особенности исторического и национального характера фигурантов конфликта. Его банально занесло, да так, что перестал замечать зыбкость почвы. А она, между прочим, стала причиной громких фиаско не для одного его предшественника. Политическое поле палестино-израильского конфликта заминировано круче, чем красные зоны напряженного региона. Там надо смотреть в оба буквально везде и во всем. И то, что Трамп игнорирует требования тонкой дипломатии, грозит одним – непомерными выплатами из имиджевого багажа. Безусловно, он все просчитал, и прослеживается железная ставка на реализацию коммерческого сегмента предстоящей избирательной кампании. Но Ближний Восток такой безоглядной нахрапистости, с коей Трамп вознамерился оседлать арабского скакуна, не прощает, и все может выйти ему боком. И даже избирательная кампания. Что же происходит на самом деле? В реалиях Трамп, идя на поводу израильского премьера Нетаньаху, пошел на долларизацию глубинной проблемы, которая насквозь пропитана историческими обидами, религиозной ненавистью и этно-территориальной эскалацией. По существу, хозяин Белого дома разыграл спектакль двух актеров, не осознав, что отсутствие на манеже третьего персонажа - арабского лидера, а вокруг Белого дома и впрямь разыгрался политический цирк, априори станет смертным приговором для сделки века. Заранее было ясно, что глава Палестинской Администрации Махмуд Аббас ногой не ступит на почву предательства интересов своего народа. Ведь все, что произошло в Вашингтоне 28 января, готовилось давно и сепаратно. В процесс были вовлечены предатели разных мастей, даже те, кого подозревают в отравлении Ясира Арафата. Пригодились всякого рода отщепенцы и маклеры от арабских монархий зоны Персидского залива, у которых рельефно обозначилось долларовое помутнение сознания. Кстати, из их авуаров и планируется выделить 50 миллиардов на сделку.   Но и это не главное в разыгравшемся водевиле. Условия, с помощью которых связка Трамп-Нетаньяху намеревались подкупить арабов Палестины, одновременно унизительны и чреваты, ибо выстроены в расчете на постепенное атрофирование мышц палестинской государственности. Именно этим обусловлены предписания, согласно которых беженцы окончательно утратят надежду на возвращение в места обетованные. Передача контроля Иорданской долины Израилю это своеобразный ключ безопасности для еврейского государства, который впоследствии превратится в ключевой рычаг контроля за регионом. Наконец, топорная дележка, согласно которой Иерусалим объявляется неделимой столицей Израиля, а палестинцам отдаются новые (мифические) районы Восточного города, становится приговором для палестинцев в вопросе восстановления исторических прав. Трампу, его окружению и Нетаньяху кажется, что шлейф гнева и возмущения, вызванный убийством иранского генерала Касема Сулеймани, рассеялся, и уже можно действовать без оглядки. В столь оптимистичных расчетах авторы сделки века явно переоценивают свои возможности. Еврейское лобби Америки богато и влиятельно, но даже ему неподвластно нейтрализовать или же перекупить потенциал таких радикальных палестинских структур, как ХАМАС, «Исламский джихад», «Бригада Изеддина Кассама» и других. Ими, как известно, дирижируют не столько арабские силы, сколько Тегеран, которому Вашингтон развязывает руки на главном направлении. Трамп наметил путь войны, а не мира, как он попытался представить свой план в желании обелить сепаратный ход для неспокойного региона. Появление израильского премьера Беньямина Нетаньяху в окружении Трампа, да еще и в Вашингтоне, куда лидер палестинской автономии Махмуд Аббас и не думал ступить ногой, должен был надоумить самоуверенного американского лидера. Однако он проигнорировал правила тонкой игры и зажег факел новой кампании эскалации на Ближнем Востоке. Такое впечатление, что проектом века Трамп всерьез вознамерился осуществить победоносный трансфер канонов шоу-бизнеса в большую политику. Нельзя потешаться над чувствами целого народа, который не смирится с публичным унижением. Арабский мир не прощает столь постыдных вольностей и легковесной отсебятины. Теперь о сути действа, которое оказалось перед взором сообщества. Иногда вокруг арены, где резвятся самодеятельные иллюзионисты, присутствующая в качестве заказухи малочисленная публика неистово аплодирует, даже если разыгрывается банальный фокус. Делается это с расчетом, чтобы зажечь основную зрительскую массу. Но если нет драйва в содержательности, масса не водится на эффекты дежурной клики. После двух нахрапистых выпадов, заверенных размашистой росписью (читай – подписью) Трампа, когда хозяин Белого дома объявил Эль-Кудс (Иерусалим) столицей Израиля и занес Голанские высоты в пределы еврейского государства, мировой гегемон стал теперь разыгрывать презентацию трубки мира с бриллиантовой инкрустацией. Пока ее безуспешно раскуривают Трамп и Нетаньяху, мир выражает свой гнев и несогласие. А палестинцы снова взывают к четверке посредников, что означает, что Америка им не указ, если в процесс вовлечены также ООН, Евросоюз и Россия. Здравые силы осознают, что палестинские арабы никогда не согласятся на авантюрный план, унижающий не только их достоинство, но и незыблемое чувство родины. Умение переделывать обстановку под себя присуще сильным и расчетливым, и заставляет с собой считаться, но с одним условием, если не покушается на святое и сокровенное. Тофик Аббасов, аналитик

Пусть армяне знают…

В воскресенье, 26 января, в московском кинотеатре «Победа» планировался показ фильма «Мистическая страна – Аран», снятого армянскими кинодеятелями. Благо, усилиями азербайджанской диаспоры данная провокация была сорвана. Но это не меняет сути дела, ибо фальсификационная машина воинствующего армянства продолжает выпуск лживой продукции. На сей раз под тогой фильма  тиражируется подлог о якобы армянском Арране. И делается это с подачи  Паргева Мартиросяна, архиепископа епархии Армянской церкви, основанной на территории оккупированного Арменией азербайджанского Карабаха. Речь идет о том самом церковнике, который с недавних пор пытается посредством ангажированных СМИ внедрить нелепый термин «Албанское восточно-армянское царство» и вопреки научно доказанной истине называет Арцах и Утик «историческими армянскими провинциями», подчеркивая, что сам он «родом из Утика, из известного села Чардахлы». Как видим, архиепископ родился в Шамкирком районе Азербайджана. В первую очередь отметим, что историко-географическую область, которую арабские историки называли Аrrаn, армянские средневековые источники знают как Кавказскую Албанию, Алуанк, или Ранеак. Подобный разброс связан с тем, что данный регион постоянно переживал изменения административных границ. Отметим, что эти области  после завоеваний Тиграна Второго приблизительно 30 лет, до 69 г. до н.э.,  находились в составе его державы. Но после поражения, который нанес Тиграну римский полководец Лукулл на берегу Евфрата, он был вынужден отказаться от всех прежних завоеваний. После этого история Карабаха вновь появилась на страницах источников в 387 г. В тот год, когда находившаяся в Малой Азии Армения была разделена между Римом и Сасанидами, и в состав Кавказской Албании были возращены и закреплены за ней области Утик и Арцах. Новая административная единица с присоединенными областями стала именоваться «Ран». Завоевавшие этот регион к 642 г. арабы добавили к существующему названию определенный артикль «аль», и регион стал именоваться в соответствии с правилами арабской транскрипции «Арраном». В армянском происхождении данному топониму отказывает и видный армянский ученый-лингвист Анаит Периханян. По ее словам, название «Ран» восходит своими корнями к среднемидийскому, атропатенскому  языку. Реликты этого наречия, которое доказывает этническое однообразие населения как правобережья, так и левобережья Куры, отмечались арабскими географами Х века ал-Истахри и Ибн Хаукалем, повествовавшими о том, что в округе Барды говорят на арранском языке. Ряд исследователей считает, что арранский язык – это письменный язык кавказских албан, который сохранился до наших дней в текстах Синайских палимпсестов, а также удинских говоров Ниджа, Огуза  (ранее Варташена) и отдельными фрагментами – в языках Шахдагской группы. Примечательно, что и в Нагорном Карабахе, территория которого также входила в пределы Аррана  на диалекте этого языка разговаривали до тех пор, пока население полностью не арменизировалось в бытность СССР. Крупные ученые, как Н.Я. Марр, И.А, Орбели, К.В. Тревер, С.Т. Еремян, Н. Адонц, полагает, что население Арцаха и Утика, до того, как утратило собственный язык и арменизировалось, было родственно албанским племенам левобережья Куры, представляя собой отдельное племя. Теперь попытаемся очертить границы Аррана. Абуль-Касим Мухаммад Ибн Хаукаль в своем труде «Китаб сурат ал-ард» («Книга описания земли») дает карту средневекового Азербайджана и прилегающих земель. «В верхней правой части изображено море, на берегу которого — «ал-Баб» (прим. – Дербент), затем «аш-Шабиран» ( прим. - современный Шабран). От этого ал-Баба,  начинается цепь гор, тянувшихся влево. С нижней стороны к [горам] примыкают города  «ал-Лайджан, Кабиса, Шаки, Кабала» . Ниже этого изображена река «ал-Курр», которая впадает в море . На этой реке находится город «Тифлис», прилегающий к горе, затем «Бардадж».  Путь начинающий от аш-Шабирана ведет на два города — «Ширван и аш-Шамахиййу», оттуда к «Бардаджу», дальше к «Барза'а» (прим. – Барда). Другой путь, начинающий от Барза'а, идет на Тифлис; на [этом пути] — «Джанза (прим.- Гянджа), Шамкур, Хунан, ал-Кал'а». В этом пространстве написано — «Арран». Нижний предел провинции Арран — река «ар-Рас», т.е. современный Аракс. Что касается южных границ области Арран, то и здесь армянам необходимо убавить свои аппетиты. О том, что территория современных Нахчывана и Зангезура входила в это административное образование, свидетельствует выдающийся арабский историк XII века Ибн ал-Азрак ал-Фарики. В его труде «История Майяфарикина», дошедшем до нас в составе рукописи османского историка Мюнедджим-баши, ясно говорится о границах и городах Аррана, среди которых указаны главные города Нашава, он же Накчуван, Гянджа,  Тифлис, Шамкур, ал-Байлакан. Касательно восточных пределов Аррана, источники также едины в своей информации: естественной границей области служило Каспийское море. Ибн Хордадбех, автор середины IX века, пишет, что в пределах  Аррана находилось место слияния Аракса и Куры. Как видим, Ереван или «Эребуни» среди этих топонимов отсутствует. И ни один из основных  источников по данному периоду не называет в числе насельников этого региона армян. Примечательно, в труде известного арабского географа XII в. Якута  аль-Хамави «Му'джам ал-булдан» (Сведения об Азербайджане)  указано, что естественной границей между Арраном и Азербайджаном (прим. – ныне Южный Азербайджан) служила река Аракс. Это значит, что Арран помимо Мильско-Муганской степи охватывал еще территорию современного Нахчывана и как минимум, Зангезура, а также Карабаха, то есть всю историческую Кавказскую Албанию. После образования империи Сельджуков и завоевания Кавказа ими были предприняты административный реформы, перекроившие границы историко-географических областей. Они также ликвидировали правившую до этого династию эмиров Шеддадидов, присоединив Арран к Азербайджану, после чего Арран всегда был органической частью монгольской империи, государств Кара-Коюнлу, Ак-Коюнлу и империи Сефевидов. После окончательного завершения этногенеза азербайджанского народа и формирования азербайджанского языка, временные рамка процесса которых охватывают рубеж XIII – XIV веков, южная часть Аррана стала называться Карабахом, а понятие Арран использоваться в поэзии и эпистолярном жанре. Подводя итоги вышеперечисленных фактов, подчеркиваем, что начиная с раннего средневековья данный регион претерпевал существенные, порой судьбоносные административно-территориальные переделы, которые, тем не менее, не смогли изменить главного фактора – население оставалось кавказоязычным, позднее перешло на тюркский язык. Ни о каких носителях индоевропейских языков, к которым принадлежат все языки армянского кластера (древнеармянский и новоармянский), говорить не приходится. Албанский язык стал постепенно вытесняться в период арабской оккупации, когда Албанская церковь была подчинена Армянской. Таким образом, очередная попытка представить географическую дефиницию АРРАН как фрагмент истории армянского народа терпит фиаско. Против этого свидетельствуют все первоисточники. Пусть армяне знают, что им лгут! Шелале Гасанова, профессор Бакинского Славянского Университета