Yasamalda oğlan “yox” cavabı aldığı qızı bıçaqladı

Bakıda sevgisinə qarşılıq ala bilməyən oğlan 22 yaşlı qıza 7 bıçaq zərbəsi vurub.

“Qafqazinfo”nun verdiyi xəbərə görə, hadisə fevralın 11-i gecə saat 23:30 radələrində Yasamal rayonu, Z.Xəlilov küçəsində baş verib. Füzuli rayon sakini, 1992-ci il Afiq Hüseynov İsmayıllı rayon sakini, 1998-ci il təvəllüdlü A.Z.-yə yeddi bıçaq zərbəsi vurub. A.Z. xəstəxananın reanimasiya şöbəsinə yerləşdirilib.

Məlumata görə, A.Hüseynov tanışı olan A.-ya onu sevdiyini etiraf edib, lakin qız onu sevmədiyini bildirirərək sevgili olmaqdan imtina edib. Bundan qəzəblənən Afiq sevdiyi qıza 7 bıçaq zərbəsi vurub.

Faktla bağlı Yasamal rayon prokurorluğunda araşdırma aparılır.

Kriminal

Nəşr edilib: 2020/02/12 12:36

Baxış:1133


XƏBƏR LENTİ

2020/02/23 13:51

2020/02/22 20:12

2020/02/22 19:37

2020/02/12 12:36

2020/02/21 20:33

2020/02/21 18:04

2020/02/21 17:56

2020/02/21 17:36

2020/02/21 17:23

2020/02/21 16:51

2020/02/21 16:42

2020/02/21 16:40

2020/02/21 14:51

2020/02/21 14:49

2020/02/21 14:46

2020/02/21 14:41

2020/02/21 14:39

2020/02/21 12:33

2020/02/21 12:22

2020/02/21 11:57

2020/02/21 11:48

2020/02/21 9:49

2020/02/20 17:22

2020/02/20 17:17

2020/02/20 17:13

2020/02/20 17:02

2020/02/20 16:53

2020/02/20 16:40

2020/02/20 16:37

2020/02/20 15:24

2020/02/20 15:22

2020/02/20 14:52

2020/02/20 14:50

2020/02/20 14:36

2020/02/20 14:33

2020/02/20 13:30

2020/02/20 13:18

2020/02/20 13:07

2020/02/20 12:37

2020/02/20 12:25

2020/02/20 12:00

2020/02/20 11:31

2020/02/20 11:24

2020/02/20 11:20

2020/02/20 11:15

2020/02/20 11:14

2020/02/20 0:07

2020/02/19 18:17

2020/02/19 17:57

2020/02/19 17:50

Идлиб: как Путин угодил в сирийский капкан

Ситуация в Сирии — в состоянии «обратного отсчета». Президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган заявил, что «операция в Идлибе может начаться в любой момент». Он добавил, что «Турция не оставит Идлиб режиму Асада и его сторонникам", и теперь «у режима остались считанные дни на то, чтобы прекратить свою агрессию в Идлибе и отступить к территориям, определенным в сочинском соглашении. Это - наше последнее предупреждение». И еще дал понять, что заручился поддержкой США. Эрдоган не блефует — США действительно объявили о поддержке своего союзника — Турции — в Сирии, возложив ответственность за обострение ситуации на Россию и режим Асада. В Москве в явной растерянности. Пресс-секретарь президента РФ Дмитрий Песков назвал операцию турецких войск «худшим сценарием». Глава МИД Сергей Лавров уже заговорил о том, что Сирия, дескать, проводит силовую операцию на своей территории, на что имеет полное право. Но, во-первых, за Сергеем Викторовичем не замечалось такого уважения к границам и суверенитету, когда речь шла об Азербайджане, Грузии или Украине. А во-вторых, в данном случае надо бы держать в голове не только границы, но и сочинские соглашения, подписанные, кстати говоря, и Россией. Но вот что примечательно. Если в Турции прямо обещают масштабную военную операцию, а бронетехника движется к Идлибу едва ли не в прямом эфире, то Москва воздерживается от конкретики, какие именно шаги последуют за ее столь грозными заявлениями. И честно говоря, за этой паузой проглядывает растерянность. События в Сирии явно пошли не по тому сценарию, который рисовала для себя Москва, и теперь в первопрестольной заново анализируют ситуацию и ищут варианты. В самом деле, вначале все вроде бы шло как надо. Башар Асад при поддержке РФ продолжал «зачистку» Идлиба, Турция призывала остановиться, перебрасывала, правда, на север Сирии войска и бронетехнику, но сирийские части постепенно продвигались вперед, так что в Москве не сомневались: Турция «сдалась», разве что не признает этого публично. Но теперь Эрдоган дает понять, что настоящая «силовая разборка» с Турцией еще и не начиналась.  И если Асад не отступит, то Анкара обрушит на него всю свою военную мощь. Для Москвы это тяжелый стратегический просчет. Сирия — это как раз тот конфликт, где значение имеет не общая военная мощь, не наличие (или отсутствие) ядерного оружия или авианесущих крейсеров, а именно готовность бросить на поле боя серьезные ресурсы. А в Кремле, как показывает практика, банально недооценили решимость Анкары защищать свои интересы на сирийском поле. Вряд ли это было так уж неожиданно. Для Турции Сирия — это «задний двор». А спектр угроз вовсе не ограничивается риском, что в страну в дополнение к трем с половиной миллионам сирийцев хлынут новые беженцы. Официальный Дамаск открыто поддерживает террористов РКК. Более того, в те же дни в эфире «Вестей», где «несогласованного» мнения не появляется в принципе, замелькал Виктор Надеин-Раевский, старший научный сотрудник ИМЭМО им. Е.М. Примакова РАН, директор Института политических и социальных исследований Черноморско-Каспийского региона, который принялся рассуждать, будто бы «турки решили воспользоваться слабостью Сирии, чтобы отхватить еще один кусок турецкой территории». По версии идейного наследника Примакова, «первый кусок они отхватили в тридцать девятом году, создав так называемое Государство Хатай, в которое нагнали 65 тысяч турок, и на референдуме они проголосовали за присоединение к Турции. Теперь это не Александретта, а Искендерун, ну, знаем военную базу «Инджирлик»» и т.п. Можно, конечно, напомнить эксперту, что база «Инджирлик» находится не в Искендеруне, а в Адане, которая никогда не входила в состав вилайета Хатай. И что в 1939 году такого государства, как Сирия, еще не существовало, а была французская колония, созданная по соглашению Сайкса-Пико на территориях, ранее входивших в Османскую Империю. Но сегодня режим Башара Асада предъявляет на Хатай территориальные претензии, именно в небе над Хатаем турецкие ВВС сбивают российский бомбардировщик, и после словоизлияний Надеина-Раевского уже не получится не спросить: это частное мнение или «месседж»? Россия готова поддержать сирийские претензии на турецкую территорию? Эти претензии охватывают только Хатай или заодно в Кремле решили «прихватизировать» еще и Адану, где расположена и база «Инджирлик», и Джейханский терминал? На Адану, кстати, уже давно существуют армянские претензии, и не было ли спешное и карикатурное признание режимом Башара Асада «геноцида армян» частью этой «мышиной возни»? И это не те вопросы, от которых можно просто отмахнуться. Тем более этого не станут делать в военных штабах. Другой вопрос, готовы ли в России выдержать ту стратегию, на которую «замахнулись». Продолжать оказывать Асаду поддержку в прежнем объеме — слишком рискованно. Теперь это грозит полномасштабным столкновением с Турцией, в которое к тому же могут втянуться и ее союзники по НАТО. В переводе — политические осложнения, все новые и новые ресурсы, которые придется «бросать в топку», наконец, «груз 200» и вопросы, «что мы вообще забыли в этой Сирии» и «за что там умирают наши ребята». Можно, конечно, попытаться открыть «дипломатический торг» и попытаться вновь договориться с Анкарой. Но, во-первых, теперь Москве придется вести переговоры не с лучших позиций. А во-вторых, найти подходящий предмет для торга, точнее, поле для уступок. А это может оказаться не только Ливия, но и Южный Кавказ. Особенно на фоне признания Асадом «геноцида армян» и намеков России на Адану. И самое главное, очевидно, что время, когда Москва могла выйти из сирийской ловушки без потерь для себя, уже безнадежно упущено. Нурани, политический обозреватель 

Бои на Донбассе и уроки для Азербайджана 

Международные гарантии безопасности не прошли проверку реальностью С востока Украины вновь приходят драматичные новости. Еще днем 18 февраля Украина сообщила о том, что «вооруженные формирования Российской Федерации атаковали позиции подразделений Объединенных сил», причем «оккупанты ведут обстрелы по нашим защитникам с запрещенного минскими соглашениями вооружения. Враг применяет минометы калибра 120 мм. Также противник ведет огонь из гранатометов различных систем и крупнокалиберных пулеметов. К сожалению, в результате вражеских обстрелов украинские защитники понесли тяжелые потери». Уже к вечеру стало известно, что украинской армии удалось отразить атаку и удержать позиции. А российские пропагандисты тут же вполне предсказуемо завопили об «украинском обстреле Донецка и Луганска». Но вот что примечательно. Российские обстрелы «накрыли» боевые порядки украинских 72-й и 93-й механизированных бригад в районе участка разведения Золотое-Орехово-Новотошковка. А это весьма чувствительный «участок». Небезызвестная «формула Штайнмайера», то есть «дорожная карта» урегулирования ситуации на Донбассе, предложенная тогдашним министром иностранных дел, сегодня — президентом Германии, предусматривала отвод украинских подразделений с этого участка. Линию фронта здесь держал батальон «Азов». И если Петр Порошенко принимать формулу Штайнмайера категорически отказывался, то нынешний президент Украины Владимир Зеленский с ней согласился и совсем недавно, в конце октября 2019 года, лично отправился в Золотое, чтобы убедить «Азов» уйти с занимаемых позиций. Затем диалог президента с добровольцами многократно цитировался в СМИ, в том числе в Minval.az — со всеми «послушай, я президент этой страны, мне 42-й год», «я ж не лох какой-то, я тебе пришел и сказал: оружие убери», «ты мне не переводи на акции» и т.д. И теперь украинская оппозиция вполне ожидаемо припоминает Зеленскому и весьма спорное согласие на «формулу Штайнмайера», и развод войск, и миротворческие инициативы на донбасском направлении. Но намеренно оставим в стороне гадания на украинском внутриполитическом поле. С этим пусть разбираются граждане самой Украины. Важно другое: нынешние события на востоке Украины имеют далеко не умозрительный интерес для Азербайджана. В информационном пространстве нашей страны вряд ли есть необходимость подробно объяснять, что и Карабах, и Донбасс по сути своей — это одни и те же «политтехнологии» внешней агрессии, слабо замаскированной под местный вооруженный сепаратизм. Который к тому же поощряется, поддерживается и вооружается одной и той же «державой». При всей схематичности такой параллели, нынешняя атака на Донбассе имеет много общего с апрельскими боями 2016 года. Тогда, напомним, возросло дипломатическое давление на Иреван, и, по всей видимости, в «форпосте» вместе со своими хозяевами решили, что лучший способ сделать Азербайджан «сговорчивым» — это совершить новые территориальные захваты, заодно ударив по интересам Турции. Но оказалось, что расклад сил уже не тот, каким он был в начале девяностых. А за день до нынешнего обострения на Донбассе Россия отказалась от встречи в «нормандском формате» и созвала Совет безопасности ООН. На таком фоне все напоминало не очень замаскированную попытку «ответить на е2-е4 прямым справа», то есть пустить в ход силу на фоне не лучшего для себя расклада в дипломатии. Только вот, вопреки расчетам, украинские боевые порядки устояли. Да еще России на Совбезе ООН пришлось ой как несладко. И вот на этом фоне понятно и другое. Бои в окрестностях Золотого не только в очередной раз продемонстрировали вероломство России от имени действующих под ее покровительством признанных и непризнанных сателлитов и форпостов, вне зависимости от того, носят ли их лидеры фамилию «Асад», «Пасечник», «Пашинян», «Саакян» или «Бибилов». Они еще и показали, как мало значат для той же Москвы обязательства по разводу войск, взятые на себя согласно той самой «формуле Штайнмайера». А это уже не просто традиционное вероломство кремлевских сателлитов. Это еще и тяжелейший удар по престижу евродипломатии, которая настоятельно рекомендовала Украине согласиться с этой самой формулой Штайнмайера, а теперь не знает, как реагировать, когда эту самую формулу Москва «пинает в хвост и в гриву». И жестокое предостережение: полученные от европосредников гарантии вряд ли стоит возводить в абсолют. И между соглашениями, освященными именем европейских политических тяжеловесов, в самой Европе и в Украине разница примерно такая же, как между отделкой квартиры в европейском городе и «евроремонтом» в хрущевской пятиэтажке где-нибудь в Горловке. Конечно, механический перенос планов урегулирования, «дорожных карт» и т.д. с «украинского» поля на «азербайджанское» вряд ли возможен. Но и в Карабахе, скорее всего, на каком-то этапе могут быть достигнуты соглашения, предусматривающие развод войск. И тут тоже вполне может появиться новый «штайнмайер», который предложит «отодвинуться» не только агрессорам и оккупантам, но и законной армии той страны, на территории которой идет война. И вот в этом случае нам как минимум не стоит забывать об уроках боев в местечке с названием Золотое. А еще помнить, как охотно армянские агрессоры заключали соглашения о прекращении огня в начале девяностых и как легко их нарушали, используя для прорыва как раз «точки» оговоренного отвода войск, «совместных постов» и т.д. И понятно, что в этом случае не стоит верить на слово не только агрессорам, но и посредникам. И четко оговаривать именно военные и силовые гарантии. Если, конечно, дело дойдет до полноценного дипломатического урегулирования и конфликт не будет решен военным путем. Нурани, политический обозреватель 

Путин угрожает ответить Эрдогану в Карабахе?

Выражение «управление огнем» хорошо знакомо профессиональным военным. Так называют автоматизированные системы, обеспечивающие в боевой обстановке обнаружение целей, их опознавание, подготовку вооружений и поражение. Иное дело — «управление огнем» в политике. Точнее, «закулисное дирижирование» конфликтами на чужой территории. Президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган открыто обвинил Россию в управлении конфликтом в Ливии посредством ЧВК «Вагнер», назвав имена министра обороны России Сергея Шойгу и начальника Генштаба Валерия Герасимова. Как отметил президент Турции, «это высшие военные чиновники. Они по-прежнему говорят, что не имеют к нему [«Вагнеру»] никакого отношения. В настоящее время Россия руководит войной на высшем уровне». И даже показал журналистам фотографию, где «кремлевский повар» Пригожин, глава ЧВК «Вагнер», заснят вместе с Шойгу и Герасимовым. В Москве, разумеется, все поторопились опровергнуть — в стиле «не знаем, где он это взял», и вообще такой-сякой Эрдоган накануне вел переговоры с Трампом, где обсуждались Сирия и Ливия. Немедленную «отмашку» получили пропагандисты, и в «Вестях недели» у Киселева уже появился полевой командир ливийской армии Хафтара, одетый, как выразился журналист, в «популярную с недавних пор на Ближнем Востоке российскую форму "Горка", один вид которой заставляет исламских террористов из Сирии распространять панические слухи о приехавших в Триполи русских». Чем, конечно, живо напомнил заявления Владимира Путина про «военную форму, которую можно купить в любом универмаге». Это заявление Эрдогана касалось Ливии, но корни его лучше искать в Сирии, куда Анкара перебрасывает танки, САУ и системы залпового огня и где Асад, решивший «зачистить» Идлиб, теперь нервничает и понимает, что расклад сил меняется не в его пользу. Словом, бои в Ливии и Сирии увязаны в один и тот же сценарий «жесткого клинча» интересов России и Турции, причем две страны находятся на волоске от непосредственного боестолкновения. Но самое примечательное, что российские эксперты уже включают в этот сценарий Карабах. Во всяком случае, российский эксперт Вячеслав Михайлов для начала признает, что апрельские бои 2016 года были продолжением российско-турецкого кризиса осени 2015 года (о чем Minval.az писал неоднократно). А затем вполне прозрачно намекает, что, дескать, и теперь, когда, по его версии, Турция «терпит поражение» в Сирии, она может поджечь «фитиль» в Нагорном Карабахе. Как уверен Михайлов, развязка может наступить уже нынешней весной, когда на оккупированных азербайджанских землях (сам эксперт предпочитает излюбленные армянскими агрессорами и их покровителями термины вроде «Нагорно-Карабахская республика») состоится балаган под названием «выборы президента», и Михайлов на полном серьезе уверяет: «Помешать «оккупационному режиму», как называют в азербайджанской столице карабахские власти, провести свою избирательную кампанию и демократической процедурой вновь утвердить реалии «на земле» в Карабахе, является заманчивой для Баку идеей». И эти его пространные рассуждения уже подхватывают и другие российские сайты в весьма характерной редакции: дескать, «эксперт предупреждает о том, что Турция, потерпев поражение на севере Сирии, может в качестве аргумента в военно-политическом торге с Россией разжечь войну в Закавказье, где Армения и Азербайджан уже длительное время сконцентрированы на откровенной подготовке к новым масштабным боевым действиям». Но вот в чем дело. Задуманный в оккупированном Карабахе выборный фарс вряд ли способен «утвердить на «земле»» какие-либо реалии, кроме распределения власти в самом оккупированном Карабахе. И уж точно не подтолкнет Азербайджан к немедленному военному вмешательству. Правда, там на фоне натянувшихся отношений Пашиняна с местной верхушкой не исключен силовой сценарий, и в таком случае Азербайджан получит серьезный повод вмешаться, но это уже другая история. Тем более странно звучат рассуждения этого и многих других экспертов о «поражении» России в Сирии. Да, асадовским силам удалось немного продвинуться до того, как в конфликт вмешалась Турция, но теперь, когда Анкара многократно нарастила близ Идлиба свой военный «кулак», ситуация меняется, причем не только для сирийского диктатора, но и для его московских защитников. Здесь, пожалуй, нужна ретроспектива. В феврале 2016 года, когда самолетный кризис уже полыхал вовсю, а апрельские бои еще не вспыхнули, у российских военных экспертов оказалось достаточно времени, чтобы проанализировать общий расклад сил. Во всяком случае, Павел Фельгенгауэр еще тогда отмечал: «Мы вошли в Сирию, не понимая, что мы входим в конфронтацию с Турцией. Очевидно, Путин был уверен, что с турками договорено и как-то мы все там поделим с Эрдоганом. Это была очень существенная ошибка, мы собирались воевать там с какими-то пастухами, на "Тойотах" пулеметы, а вовсе не с первоклассной военной державой. В этом сейчас главная проблема». Оставим в стороне гадание, договаривался ли Путин с Эрдоганом или решил, что Турция просто не посмеет пойти наперекор России. Важно другое: расклад сил оказался совсем не тем, к чему готовились и что планировали. Тот же Фельгенгауэр предупреждал: турецкий флот и авиация современнее российских, а в Сирии российские базы находятся в пределах досягаемости турецких РСЗО. Теперь, когда Турция нарастила свой военный кулак в Идлибе, обстановка еще больше сместилась не в пользу России. В результате война затягивается, она требует все больше ресурсов, пути снабжения войск растянуты и еще проходят по большей части через Босфор (а значит, Турция может их легко перерезать)…В результате Россия оказывается перед малоприятным выбором: или «сдать» Асада, или все глубже увязать в затяжной войне, требующей все больше ресурсов, и «сдать» Асада уже после того, как Сирия станет для России «вторым Афганистаном». Похожим образом развиваются события и в Ливии, где Москва тоже собиралась руками «вагнеровцев» воевать «с пастухами на «тойотах»» и где теперь эти «вагнеровцы» сталкиваются с регулярными турецкими войсками. А тогда уже рассуждения Михайлова получают другое прочтение. Судя по всему, сей эксперт не прогнозирует возможные попытки турецкого реванша, а как раз наоборот, готовит общественное мнение уже к попыткам России «взять реванш» на Южном Кавказе за все «тумаки», полученные в Сирии и Ливии, действуя при этом руками своего «форпоста». Как, кстати, это и происходило в апреле 2016 года. Но тот же апрель 2016 года продемонстрировал: Азербайджан оказался совсем не подходящим полем для такого «реванша». Поражение, причем тяжелейшее, понесла как раз Армения — любимый «форпост» Кремля. Теперь, конечно, российские эксперты могут по старой памяти превозносить боеспособность армянской армии, но вот проверять эти умопостроения «методом тыка» слишком опасно. Особенно на фоне публикации международных рейтингов. И да, тогда в дело не вмешалась всей своей мощью Турция. А в этом случае, как еще четыре года назад предупреждал Фельгенгауэр, «конечно, Турция в Крыму не высадится и в Сочи тоже, но если захочет, может занять Армению». Так что «форпосту» лучше крепко подумать, чем соглашаться на соучастие в такого рода играх Кремля. Правда, вряд ли у «форпоста» вообще будут что-то спрашивать. А когда станет «горячо», спасать в первую очередь тоже будут Сочи, а не Гюмри. Нурани, политический обозреватель